Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города
 
Меню сайта
Радио
Ссылки
По вопросам размещения рекламы свяжитесь с администрацией:
отправить письмо

Наша Кнопка
Красное Село - сайт города
Код кнопки для сайта:

Код кнопки для форума:

Копилка
Поддержите проект!

WebMoney
R615119138837
Z385561509097
E152247362071
U231881284928

Яндекс Деньги
41001115701328

PayPal
Наш Опрос
Ваш браузер
Всего ответов: 192
Статьи о Красном Селе
Главная » Статьи о Красном Селе » История Красного Села и Дудергофа » Лужбин А.В. Из Красного Села - на войну [ Добавить статью ]

05 Ноября 2013

Лужбин А.В. Из Красного Села - на войну

«Село Красное», подарок императора Петра Великого императрице Екатерине I, лишь с 1824 года было обращено в постоянный лагерь строевых частей гвардейского корпуса. Первоначально он имел холодный и неуютный вид - множество деревянных строений и палаток было раскидано на голой местности, нигде - ни куста, ни дерева, ни цветника. Все было пусто и мертво. И лишь с пятидесятых годов этот суровый военный стан с болотистым лугом позади задней линейки начал превращаться в красивый, полный удобств, зелени и прохлады лагерный уголок, каким знали Красное Село в начале ХХ века. В Красном Селе разрешено было разводить растительность, устраивать сады, строить офицерские бараки в русском стиле. В 1851 году даже появился первый театр. «Выстроенный руками войска, попечениями военных лиц, в черте военного лагеря - театр этот принес офицерству много эстетического удовольствия и много разумного развлечения»1.

Традиция лагерных сборов частей русской армии зародилась еще в середине XVIII века. Лагерный период начала ХХ века в отношении ведения занятий в большинстве военных округов распределялся следующим образом: от начала лагеря и почти до конца июня - период взводных и ротных учений; затем до половины июля - батальонные учения и остальная половина этого месяца - полковые учения. Август - период маневров и подвижных сборов, когда все три рода войск действуют совместно и когда только имеется возможность и необходимость соединения больших отрядов.

«Венцом всего войскового обучения, целью всей боевой подготовки войск в мирное время, как это вполне понятно, - писал о лагерных сборах один из офицеров, - должно быть не одиночное обучение, не подготовка мелких единиц: взводов и рот, а выучка крупных масс уменью маневрировать ими быстро и искусно во всевозможных случаях боевой обстановки, ибо в боевых столкновениях побеждают не отдельные бойцы, не звенья и взводы, даже не полки и бригады, а корпуса и армии»2.

Другой офицер - барон де-Пеленберг также имел свой взгляд на этот период службы воинских частей. «Основой подготовки войск к полевой службе является лагерный период. В этот 3-месячный лагерный период свыше двух недель занимает стрельба, около трех недель отрядные маневры, и на тактическую подготовку войск приходится не более 1 1/2 месяца. Возможно ли в 1 1/2 месячный срок пройти "по приемам" все виды полевой службы, атаку и оборону деревни, леса, высоты, оврага, моста? Возможно ли в два учения, приходящихся на лагерь, обучить солдат сторожевой или дозорной службам? Конечно, нет. Подготовка войск к полевой службе должна вестись в течение всего учебного периода... лагерный же период... должен быть использован исключительно для тактического изучения полевой службы, решения боевых задач, боевых стрельб частями и, главным образом, давать практику и развивать командный состав»3.

Маневрами заканчивался лагерный сбор, и войска возвращались на зимние квартиры. О заключительном периоде летних лагерных сборов рассуждал М. Бонч-Бруевич в статье «К наступающему периоду "маневров"». «Ежегодно, - писал он, - в июле-августе в войсках заканчивается "маневрами" годовой учебный период; занятия "маневрами" являются общей сводкой подготовки войск по разным отделам; они служат, так сказать, синтезом, объединением всего того, что пройдено "по разделениям", "по приемам". С такой точки зрения двухсторонние "маневры" являются венцом боевой (тактической) подготовки армии в мирное время, потому что никакое другое занятие мирного времени не способно еще более приблизить работу войск в мирное время к боевой действительности»4.

Впервые Красносельский лагерь упоминается в 1765 году, когда Екатерина II повелела вывести войска на лагерные сборы. В начале XX века лагерь располагался на двух возвышенностях, образовывавших противоположные берега Дудергофского озера. На них находились главный и Авангардный лагеря для пехотных частей с артиллерией. Кроме того, здесь располагались чины Пажеского корпуса, военных училищ и Офицерской кавалерийской школы. Кавалерия размещалась по квартирам в самом Красном Селе и окрестных селениях5.

Капитан лейб-гвардии Семеновского полка Юрий Владимирович Макаров, в своих мемуарах, рассказывая о начале Красносельского лагерного сбора, отмечал значительную разницу в выступлении кавалерии и пехоты в летние лагеря.

«Кажется, еще со времен императора Николая I, - писал он, - вся русская армия меняла зимние квартиры на летние. 1 мая. В центральной России и на юге в этот день всегда тепло. В городе же Санкт-Петербурге и его окрестностях этот день нередко ознаменовывался холодным дождем, пронзительным ветром и такой погодкой, когда, как говорится, хороший хозяин собаку на двор не выгонит. И, несмотря на это, что бы там не происходило, хотя бы снег валил, - что иногда и случалось, - войска Петербургского гарнизона в этот день 1 мая неукоснительно шлепали по грязи 25 верст через Лигово в Красное Село, одетые во все белое. Граждане одеваются по погоде. Войска по уставу»6.

«В конце мая, - вспоминал он далее, - лейб-гусарский полк походным порядком переходил из Царского Села на свою лагерную стоянку в Красном. По шоссе мимо нашего сада гусары проходили всегда в одно и то же время, около часу дня, и, приближаясь к нему, трубачи начинали играть наш полковой марш. Перед трубачами на сером кровном коне ехал самый великолепный молодой офицер из всего гвардейского корпуса, гусарский полковой адъютант и царский флигель-адъютант граф Воронцов-Дашков. В день прохода гусар обед у нас задерживался и в нашу садовую беседку ставился махальный. Как только вдалеке показывался красавец Воронцов и раздавались звуки Семеновского марша, все наши офицеры выходили гусарам навстречу, а собранские вестовые выносили подносы, уставленные серебряными стопками с налитым холодным шампанским. Не останавливаясь, на ходу гусарские офицеры брали стопки и весело их опрокидывали. Некоторые умудрялись и повторить. После длинного перехода, да в жаркую погоду, это должно быть было приятно. По поводу этих встреч, помню, на одном из общих собраний был поднят вопрос, что раз мы приветствуем офицеров, можно было бы угостить и солдат хотя бы холодным пивом. Спросили гусар. Те поблагодарили и ответили, что тогда пришлось бы уже слезать с коней и делать привал, а это, пожалуй, и не стоит, в особенности перед самым приходом»7.

После размещения воинских частей наступали суровые будни боевой подготовки. Первый месяц был наполнен занятиями по боевой стрельбе, по верховой езде и курсом строевой подготовки и, как венец всего, эскадронными учениями. Далее - маневры более крупных частей.

Маневры 1913 года представляли особый интерес ввиду присутствия французской военной миссии во главе с начальником Генерального штаба генералом Жоффром и командиром 6-го армейского корпуса генералом д'Амадом. Миссия прибыла в Красное Село 21 июля. Начиная с 24 июля французские гости ежедневно присутствовали на маневрах, боевых стрельбах и других занятиях войск.

Бригадные маневры войск Петербургского военного округа, происходившие во второй половине июля, завершились дивизионным и корпусным маневрами. На корпусном маневре, которым руководил августейший главнокомандующий, войска были разведены на четыре перехода. Маневр продолжался с 7 по 11 августа, и в нем принимали участие гвардейский, 22-й армейский (квартирующий в Финляндии) корпуса, и по одной дивизии 1-го и 18-го армейских корпусов (24-я и 50-я пехотные дивизии), а также войска других округов, отбывавшие лагерный сбор в Красном Селе.

Дивизионный и корпусный маневры были особенно поучительны тем, что происходили на обоих берегах Невы с переправой войск по понтонному мосту.

После окончания маневров 11 августа французская миссия дала обед начальствующим лицам высших центральных управлений и Петербургского военного округа, до командиров отдельных частей включительно. Во время обеда генерал Жоффр произнес речь, в которой заявил, «что все виды оружия, с которыми ему пришлось ознакомиться во время пребывания на маневрах в Красном Селе, поразили его своим блестящим видом, и что Франция при настоящем совершенно исключительном положении русского войска может твердо рассчитывать на свою союзницу»8.

Одним из самым красочных мероприятий Красносельского лагерного сбора являлся парад в высочайшем присутствии. Полковник Гейно фон Базедов, командир одного из германских пехотных полков, присутствовал на одном из таких парадов и записал позже свои впечатления.

«Парад прошел, - писал он, - как и у нас: объезд войск, выстроенных большим четырехугольником, причем они отдают честь и кричат ура, после чего все войска проходят церемониальным маршем, многочисленные же начальники проезжают верхом. Музыка исполняла знакомые мотивы: Хохенфридебергский марш был сыгран перед полком Кирасир Ее Величества, а Лейб-гвардии Казачий полк проходил под звуки свадебного марша из "Сна в летнюю ночь". Пехота проходила колоннами, по полкам, все четыре батальона друг за другом, и, несмотря на то, что она не изучала нашего учебного в три темпа шага, производила выгодное, молодцеватое впечатление. При прохождении кавалерийских полков, перемена шага достигалась тем, что Государь отдавал приказание о желаемом аллюре стоящим за ним трубачам Собственного Его Величества конвоя. Сигнал повторялся по очереди трубачами полка, после чего полковой командир уже подавал команду полку.

Так, один казачий полк из галопа должен был непосредственно перейти в шаг. Можно себе представить, что это было сделано не особенно мягко, потому что казаки не имеют шпор и ездят на одной уздечке.

Относительно артиллерии у меня остались в памяти отвесно поднятые банники и запряженные лошадьми мортиры. Достойным замечания оказалось обучение различных петербургских училищ; они разделяются по роду войск, но имеют одну общую форму, образуют строевые батальоны, эскадроны, сотни или батареи (при последних даже ездовые были из юнкеров) и производят чрезвычайно выгодное впечатление».9

Окончилась весна 1914 года, переломного для России и для всего мира. Войска Гвардейского корпуса как обычно из года в год выступили в Красное Село в лагеря. К ним также присоединились прибывшие из Киевского военного округа 9-й драгунский Казанский ее императорского высочества великой княжны Марии Николаевны полк, квартировавший в г. Житомире Волынской губернии, и 12-й гусарский Ахтырский генерала Дениса Давыдова (тогда ее императорского высочества великой княгини Ольги Александровны) полк, квартировавший в м. Межибужье Подольской губернии. Интересен почти каждый день Красносельского лагерного сбора 1914 года в свете событий, наступивших в середине лета.

1 июля 1914 года в Красное Село приехал его императорское высочество главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа великий князь Николай Николаевич вместе с его королевским высочеством королевичем Петром Черногорским. В тот же день августейший главнокомандующий вступил в командование войсками Красносельского лагерного сбора. Вечером в Красносельском театре был представлен первый в летнем сезоне концерт. Спектакль состоял из комедии «Сорванец» Александрова и балетного дивертисмента с участием заслуженной артистки Императорских театров О. О. Преображенской.

4 июля в 6 часов вечера на Красносельском ипподроме состоялись офицерские скачки с присутствием почетных гостей. Состязание на кубок в память великого князя Владимира Александровича состояло из 15-верстного пробега, препятствий и гладкой 2-верстной скачки. Кубок выиграли офицеры Кавалергардского полка.

В скачке на первенство строевой лошади в Петербургском военном округе на скаковом кругу близ полустанка Скачки приняли участие 14 офицеров. Условия стипль-чеза: дистанция - 3 версты, норма времени - 5 мин. 30 сек., препятствий - 9. Первыми тремя пришли: лейб-гвардии Конной артиллерии штабс-капитан Трепов, лейб-гвардии Конного полка штабс-ротмистр Суровцев и 12-го гусарского Ахтырского полка штабс-ротмистр Панаев II10.

9 июля в Красносельский лагерь прибыли их императорские величества государь император и государыня императрица, президент Французской Республики Р. Пуанкаре и августейшие дочери их величеств великие княжны Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна, Мария Николаевна и Анастасия Николаевна. Для встречи на украшенном французскими и русскими флагами Императорском павильоне Красносельского вокзала был построен эскадрон в пешем строю лейб-гвардии Уланского ее величества полка со штандартом и хором трубачей.

В 4 часа дня состоялся высочайший объезд Красносельского лагеря, начиная с частей кавалерии, расположенных по обеим сторонам Петербургского шоссе. Здесь стояли кавалергарды, конная гвардия, кирасиры его величества, кирасиры ее величества, конно-гренадеры, уланы ее величества, лейб-драгуны, гусары его величества, 9-й драгунский Казанский и 12-й гусарский Ахтырский полки и лейб-гвардии конная артиллерия. Среди офицеров конной гвардии находились великий князь Дмитрий Павлович и князь Иоанн Константинович, а среди лейб-гусар князь Гавриил Константинович.

Далее располагались инженерные и стрелковые части.

На дороге от Авангардного к главному лагерю были построены чины военных училищ и Офицерской кавалерийской школы, лейб-гвардии Атаманский наследника цесаревича, лейб-гвардии Сводно-Казачий и лейб-гвардии 4-й стрелковый Императорской фамилии полки. На правом фланге атаманцев стоял августейший командир полка великий князь Борис Владимирович.

В главном лагере на передней линейке располагались гвардейские пехотные части. Среди офицеров лейб-гвардии Измайловского полка находился князь Константин Константинович.

При приближении их величеств и президента к частям войск песни смолкали, музыка играла Марсельезу, а затем гимн «Боже, Царя храни». Государь император здоровался с каждой частью, восторженное громогласное «ура» не смолкало по всему пути царского следования.

Вечером состоялись в честь президента Французской Республики обед у главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа и парадный спектакль в Красносельском театре.

10 июля полки построились на высочайший парад войскам Красносельского и Ижорского лагерей (общая численность участвовавших в параде войск приближалась к 35 тыс. человек). Этот Красносельский парад оказался последним в истории императорской кавалерии и в истории императорской России.

Перед Царским валиком, тылом к Кавелахтским высотам, тянулись линии пехоты, на правом фланге которой находился Собственный его величества конвой, вторую сторону составляла пешая артиллерия, третью - кавалерия и четвертую, не полную линию квадрата - лейб-гвардии конная артиллерия и военная автомобильная рота. Его величество был в форме лейб-гвардии Уланского полка и ленте французского ордена Почетного Легиона, а президент надел ленту ордена св. апостола Андрея Первозванного.

Начался высочайший объезд; войска взяли на караул, забили барабаны, заиграла музыка, и знамена и штандарты склонились перед державным вождем Русской армии. После церемониального марша государь император поблагодарил августейшего главнокомандующего, высших начальствующих лиц Красносельского лагеря и командиров полков за парад.

12 июля государь император произвел смотр некоторым полкам Красносельского лагеря. В дополнении к высочайшему приказу, отданному в тот же день, значилось: «Государь Император изволил произвести сегодня в Красном Селе смотр полкам: 12-му гренадерскому Астраханскому Императора Александра III, 9-му драгунскому Казанскому Ее Императорского Высочества Великой Княжны Марии Николаевны и 12-му гусарскому Ахтырскому Генерала Дениса Давыдова, ныне Ее Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны. Его Императорское Величество, оставшись вполне доволен блестящим состоянием названных частей, объявляет Монаршее благоволение начальствующим лицам; нижним чинам, находившимся в строю, объявляет Свое Царское спасибо и жалует по 1 руб. на каждого, а нестроевым в половинном размере»11.

«12 июля прошли Красносельские маневры, - вспоминал в эмиграции один из офицеров 12-го гусарского Ахтырского полка Алексей Гернгросс, - прошел и Царский смотр, удостоился полк и царского "Спасибо", и наступил самый страшный момент для полка. Великая Княгиня Ольга Александровна попросила Главнокомандующего Войсками Гвардии и Петербургского Военного округа Великого Князя Николая Николаевича, несравненного знатока и строжайшего ценителя полковых, полевых учений и перестроений, проэкзаменовать гусар. И вот, полк остался один на Красносельском поле. Полк начал показывать свое строевое искусство. Показывались атаки и на сомкнутую пехоту, и на пехотные цепи, и на конницу, и применялся полк к местности, и неожиданно размыкался и складывался как гармоника, чтобы опять мгновенно развернуться. Долго смотрел Великий Князь полк и, в конце концов, пришел в полное восхищение. Все перестроения производились все время на самых широких аллюрах, и ни разу не произошло, ни ломок фронта, ни малейшего замешательства. Неоднократно благодарил полк Великий Князь, а отдельно обращаясь к офицерам полка, Великий Князь изволил сказать, что давно он не испытывал такой радости, как это ему пришлось испытать сегодня, видя выучку полка. Его высочество прибавил, что полк действительно показал себя. В заключение же сказал, что Он уверен, что такой полк. покроет новой славой старый штандарт»12.

После высочайшего смотра государь император на Красносельском ипподроме раздал призы за стрельбу из винтовок и револьверов, фехтование и за строевую езду на императорские призы. Затем начались знаменитые Красносельские скачки: 3-верстная с препятствиями и 2-верстная гладкая, две 4-верстные с препятствиями - на призы, жалуемые их императорскими величествами и членами императорской фамилии, а также скачки чинов гвардейских казачьих частей и 4-верстный стипль-чез Императорского скакового царскосельского общества в честь его императорского высочества государя наследника цесаревича и великого князя Алексея Николаевича.

Вследствие озабоченности правительства из-за посылки Австро-Венгрией ультиматума Сербии производство в офицеры, по традиции происходившее 6 августа, в 1914 году состоялось согласно высочайшему приказу по Военному ведомству о чинах военных 12 июля13. Выпускные пажи и юнкера Николаевского кавалерийского, Павловского и Владимирского военных, Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ были построены у большой Красносельской палатки тремя фасами. По прибытии к месту построения его величество обошел их, удостаивая многих милостивыми вопросами. Затем, выйдя на середину, государь император обратился к пажам и юнкерам со следующими словами:

«Я пожелал вас видеть и приказал вас собрать, чтобы сказать вам несколько слов перед предстоящей для вас службой.

Помните Мой завет: веруйте в Бога, а также в величие и славу нашей Родины.

Старайтесь служить ей и Мне изо всех сил и исполнять, в каком бы положении вы ни были и какое бы место ни занимали, свой долг.

Относитесь с уважением к вашим начальникам и дружески друг к другу к какой бы части вы ни принадлежали, памятуя, что каждый из вас, составляя частицу нашей великой армии, служит одной Родине и своему Государю.

Относитесь строго, но справедливо, к подчиненным вам нижним чинам и старайтесь во всем служить им примером, как на службе, так и вне ее.

Желаю вам от души во всем успеха, и уверен, что при всякой обстановке каждый из вас окажется достойным потомком наших предков и честно послужит Мне и России.

Поздравляю вас с производством в офицеры14.

«Державному Вождю России, - писал о своих впечатлениях от увиденного Н. Богаевский, - благоугодно было призвать ранее обыкновенного в офицерские ряды Своей армии очередной выпуск военной молодежи. Мощное «ура» из тысячи молодых грудей, раздавшееся у Царской Ставки в Красном Селе в момент нежданного производства, уже подхвачено по всей России в местах расположения многочисленных военных училищ. Нет слов для выражения ответного восторга на Царское слово привета и призыва. Чувства эти понятны, а горячее стремление стать грудью за славу и честь Престола и Родины свойственно нашей молодежи с первых часов военной службы. В ряды нашей армии, по слову обожаемого Монарха, вливается новый запас молодой энергии и горячего порыва к труду и успеху. Да будет же этот час добрым предзнаменованием!..»15

Вечером состоялся парадный спектакль по случаю пятидесятилетия существования Красносельского театра. Один из зрителей позже писал: «Царившее в театре среди публики приподнятое настроение, ввиду текущих политических событий, разразилось при входе в зрительный зал Государя Императора восторженными овациями. Публикой был испрошен народный гимн «Боже, Царя храни», исполненный оркестром, публикой и вышедшими затем на сцену артистами. Гимн, покрывавшийся громовым долго не смолкавшим «ура» всего зала в честь обожаемого Верховного вождя Русской армии и флота, был повторен трижды. Его Величество, занимавший место в первом ряду кресел, повернувшись к стороне публики, изволил милостиво отвечать на восторженные овации наклонением головы»16.

«После ученья, - следовало из документов штаба 12-го гусарского Ахтырского полка, - был обед в Высочайшем Присутствии, после которого Государь милостиво беседовал с каждым из нас. Затем, сразу после обеда, человек 17 офицеров поехали в театр: было как раз 50-летие Красносельского театра. В конце 3-го действия в 10 ч. 35 м. вечера вызван был из ложи Адъютант пор. Псиол, и была показана телеграмма - "немедленно выступить на зимние стоянки Ахтырскому и Казанскому полкам. Посадка первого эшелона - в Гатчино в 2 ч. 40 м. ночи сего числа". Все немедленно уехали в расположение и стали быстро укладываться к выступлению. Раньше всех собрались трубачи и канцелярия, которые и выступили в 12 ч. 50 м. ночи на ст. Гатчино (22 версты). Вел. княгиня вышла проводить нас, офицеров, благословила иконой и поцеловала в лоб. Час спустя, вышли эск. Ее Высочества и 2-й эск. Погрузившись в Гатчино, первый эшелон тронулся со станции в 7 ч. 25 м. утра. Остальные эскадроны погрузились 13-го июля»17.

16 июля ночью пришло известие о мобилизации, а 20 июля в 6 час. 35 мин. утра начальник 12-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант А. М. Каледин получил от военного министра телеграмму о начале войны: «Войтовцы. Нач. 12 кав. дивизии. Германия объявила нам войну. Генерал-адъютант Сухомлинов. Трифонов»18. Одновременно были получены телеграммы от прямых начальников. А также разосланы директивы подчиненным частям19.

24 июля была получена телеграмма об объявлении войны Австро-Венгрией. «Эта весть, - вспоминал адъютант штаба 12-й кавалерийской дивизии, - сейчас же облетела весь полк. Все радовались, что, наконец, давно жданная война, цель, к которой все мы так стремились, осуществилась. Много г.г. офицеров ночью приходили к К-ру полка и друг к другу и поздравляли с объявлением войны».

Началась Первая мировая война. Девять десятилетий отделяют нас от начала невиданной до того времени по своим масштабам и жертвам войны. Она вошла в историю под названием «Великой». На двух основных фронтах войны были показаны образцы стойкости и бесстрашия, примеры патриотизма и сознания чувства долга. Но для России эта война имела роковое значение. «Великая война, - писал Антон Иванович Деникин, - это наивысшее напряжение духовных и физических сил нации, тягчайшая жертва, во имя Родины приносимая; Великая война - это экономическое разорение, моральное одичание, с миллионами загубленных человеческих жизней. Великая война, которая привела человечество на край пропасти.»20



1 Пятидесятилетие Красносельского театра (1864-1914) // Рус. инвалид. 1914. № 152. С. 5.
2 Морозов Н. Боевая подготовка нашей армии // Разведчик. 1911. № 1076. С. 374.
3 Пеленберг де. Боевая подготовка войск // Воен. сб. 1911. № 10. С. 1.
4 Бонч-Бруевич М. К наступающему периоду «маневров» // Разведчик. 1911. № 1085. С. 510.
5 Аранович А.В. Из истории военного Петербурга. СПб., 2003. С. 49-50.
6 Макаров Ю.В. Моя служба в Старой гвардии 1905-1917. Мирное время и война. СПб., 2001. С. 50-51.
7 Там же. С. 227.
8 Разведчик. 1913. № 1193. С. 552.
9 фон Базедов Г. Путевые впечатления о военной России: (Пер. с нем.) // Воен. сб. 1911. №10. С. 189-190.
10 Рус. инвалид. 1914. №146. С. 2.
11 Дополнение к Высочайшему приказу по Военному ведомству от 12 июля 1914 года // Рус. инвалид. 1914. № 154. С. 5.
12 Гернгросс А. Воспоминания // Материалы из зарубежного архива 12-го гусарского Ахтырского полка. С.1-2.
13 Высочайший приказ по Военному ведомству от 12 июля 1914 года // Рус. инвалид. 1914. № 154. С. 5.
14 Русское военное обозрение. Война: (Офиц. документы войны) // Воен. сб. 1914. № 9. С. 209-210.
15 Рус. инвалид. 1914. № 152. С. 4.
16 Спектакль в Высочайшем присутствии // Рус. инвалид. 1914. № 153. С. 1.
17 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 3522 (12-й кавалерийской дивизии). Оп. 1. Д. 93. Л. 1.
18 Там же. Д. 8. Л. 1.
19 Там же. Л. 2-30.
20 Деникин А.И. Путь русского офицера. М., 1991. С. 243.

Автор: Лужбин А.В.

Источник: http://krasnoeselo.su/books/history_spb_18.pdf



Категория: История Красного Села и Дудергофа | Просмотры: 2186 | Рейтинг: 0.0/0 | Добавлено: 05 Ноября 2013 | Добавил: AxiosTiger
добавить на Яндекс
Всего комментариев: 0
avatar
Профиль
Четверг
18 Января 2018
22:46:12

Авторизация через соцсети

Страница входа
Информеры


Информер - курсы валют
Статистика

Яндекс.Метрика

Locations of visitors to this page

Пользователей:
Всего: 1449
Новых за месяц: 5
Новых за неделю: 1
Новых вчера: 1
Новых сегодня: 0

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Пользователи онлайн:

Сегодня сайт посетили:
AxiosTiger

Поздравляем
с Днём Рождения:

Влад(45), fotoaliance(18), Neo-art(33), billqf18(36), cadet2000(37)

Статистика материалов:
Новостей: 1993
"Новый Красносел": 9408
Фотографий: 1353
Статей сайта: 66
Объявлений: 28
Форум(тем/постов): 1177/9452
Фильмов: 6299
Игр: 2
Фирм в справ-ке: 113
Тестов: 55
Комментарии: 3833
Гостевая: 129
 
Copyright © 2006 - 2016 KrasnoeSelo.su