Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города
 
Меню сайта
Радио
Ссылки
По вопросам размещения рекламы свяжитесь с администрацией:
отправить письмо

Наша Кнопка
Красное Село - сайт города
Код кнопки для сайта:

Код кнопки для форума:

Копилка
Поддержите проект!

WebMoney
R615119138837
Z385561509097
E152247362071
U231881284928

Яндекс Деньги
41001115701328

PayPal
Наш Опрос
Как Вы попали на сайт?
Всего ответов: 8
Статьи о Красном Селе
Главная » Статьи о Красном Селе » Красносельский район » «Италия» под Петергофским небом (Царицын и Ольгин павильоны) [ Добавить статью ]

28 Июня 2020

«Италия» под Петергофским небом (Царицын и Ольгин павильоны)

Вот деревья с пышными кронами
Окаймляют любительский пляж,
Ольгин пруд с его павильонами -
Итальянский совсем пейзаж.

В. Козлов

«...И воздух парков городских...»


Музеи часто называют «мостами через века». Совершенно согласна с этими словами, ведь благодаря и самим музеям, и их коллекциям, мы, нынешнее поколение, можем узнать о прошлом своей страны и своего города. Причем некоторые особняки, дворцы, имения, парки и соборы, восстановленные и отреставрированные в последнее время, настолько точно воссоздают не только внешний облик, но и дух прошлых лет, что, бывая там, ощущаешь себя современником тех далеких времен.

Именно такое чувство возникло у меня, когда в августе 2006 года я вместе с мамой посетила отреставрированные к 300-летию Петергофа Царицын и Ольгин павильоны. Я никогда не была за границей, но, гуляя по островам и заходя внутрь павильонов, ощутила себя знатной итальянкой. Меня очень заинтересовал рассказ нашего экскурсовода, из которо го я уз нал а, в ка ком состоя н и и находился ансамбль до воссоздания. Мастерство реставраторов вызвало у меня просто прилив гордости. Я уверена, что этот ансамбль станет достойной жемчужиной в роскошном ожерелье Петергофа.

Мы с мамой ежегодно бываем в Петродворце, гуляем в парках, каждый раз открывая для себя что-то новое. Радует, что в этом городе-музее постоянно что-то реставрируют, каждый год оказывается воссозданным какой-то шедевр. И в этом главная заслуга руководства Государственного музея-заповедника «Петергоф».

Из курса истории Санкт-Петербурга я немного узнала о первоначальных создателях всего того великолепия, которое воссоздано в последнее время, и об эпохе, когда они творили. Мне захотелось узнать обо всем этом побольше, результатом чего и стала настоящая работа.

Вокруг регулярного петровского ансамбля - Нижнего парка и Верхнего сада - сложился комплекс пейзажных парков - императорских и великокняжеских владений.

Ближе всего к Верхнему саду находится небольшой Колонистский парк площадью 29 га. Значительную его часть занимает обширный Ольгин (или Ольгинский) пруд с двумя островками, который в 1848 году стал центром плана застройки Петергофа. Пруд окаймляют живописные серебристые ивы. В XVIII веке вся эта территория была пустынна и носила название «Охотное болото». В начале 1830-х годов вблизи него построили дома для немецких колонистов, что позднее отразилось в названии парка - Колонистский. В 1838 году на месте болота вырыли большой и глубокий пруд. Его берега укрепили огромными валунами и оградили мощной дамбой, на которой устроили аллею. Спустя 6 лет архитектор А. Штакеншнейдер, инженер М. Пилсудский, садовые мастера П. Эрлер и П. Архипов закончили создание оригинального озерного парка, на двух островах которого в 1841-1847 гг. были возведены Царицын и Ольгин павильоны.

Острова и павильоны императорская семья посещала во время прогулок, отдыха и чаепитий, здесь также проводились пышные празднества. Во второй половине XIX века на Ольгином острове устраивались балетные представления и иллюминации в честь дней рождения российских императриц и высоких гостей Петергофа (короля Швеции и Норвегии Оттокара II, короля Пьемонта Умберто, короля Дании Христиана, короля Румынии Кароля и короля Греции Георга, императора Германии Вильгельма II).

По сравнению с роскошными фонтанами и Большим дворцом Ольгин и Царицын павильоны - камерные, почти интимные сооружения, которые никогда не были предназначены для многотысячных празднеств и шумного восхищения.

По замыслу и по истории создания Царицын и Ольгин павильоны схожи. Впрочем, разница есть. Специалисты называют Царицын павильон мечтой об Италии, а Ольгин -уже воспоминанием об этой стране.

Доминирующее архитектурное сооружение Колонистского парка - Царицын (или Царицынский) павильон. В 1844 году Штакеншнейдер закончил длившееся 4 года возведение этого словно вырастающего из воды и зелени стройного здания.

Супруга Николая Павловича, Александра Федоровна, была слаба здоровьем, и врачи неоднократно рекомендовали ей лечение в Италии, которую она искренне полюбила и скучала по ней в Петербурге. Она постоянно буквально грезила о путешествии в Италию. В 1844 году вместо поездки супруг подарил ей Царицын остров и павильон.

В свое время этот остров называли островом сокровищ. На маленьком острове с миниатюрным садиком концентрировалось огромное количество художественных и архитектурных ценностей. Журнал «Иллюстрация» через несколько лет восторженно писал: «С этим оазисом вкуса и роскоши мало чтоможно сравнить во всей Европе. Ваш взор приятно смущен грацией и чистотой архитектуры. В ее линиях вы встречаетесь с тою упоительною оконченностью, которая одна сама собой уже составляет изящное. Вы смотрите на контуры здания, вылюбуетесь ими, как будто формами человеческой статуи, удачно повторяющей прекрасную натуру».

Архитектор Штакеншнейдер создал своеобразный памятник погибшей в 79 году до н.э. под лавой Везувия Помпее - памятник святому семейному очагу. Стиль помпейско-го дома, который древние римляне почитали как священное пространство, родственное космосу, помог реализовать задуманное. А. Штакеншнейдер привнес в проект то многое, что видел сам, побывав на раскопках в Помпее.

В оформлении и планировке павильона и даже в названиях его помещений отразилось увлечение архитектурой древнеримских вилл I века н.э., открытых при раскопках Помпеи. Здание ассиметрично в плане и по объемам. Перед главным фасадом поднимается из воды стена массивной террасы с ажурным парапетом, украшенным чугунными вазами. Павильон завершается трехэтажной башней с наружной лестницей.

Самый ценный экспонат - мозаичный пол, вполне благополучно переживший все исторические перипетии. Это подлинная пом-пейская мозаика I века н.э., состоящая из геометрического и растительного орнаментов. Пол был куплен Николаем I у Максимилиана Лейхтенбергского за 4 800 франков (или 1 173 тогдашних рубля 53 копейки). Герцогу же пол достался по наследству после смерти бабушки, владелицы одной из самых богатых коллекций в Европе.

Для одной из гостиных Царицыного павильона пол увеличили по размеру комнаты за счет бордюра из порфира и мрамора, изготовленного на петергофской Гранильной фабрике. Во время войны гитлеровцы, устроив в павильоне наблюдательный пункт, жгли мебель и двери, разбивали колонны, но, не зная истинной ценности этого уникального пола, к счастью, не тронули его.

Планировка дома, внутренний дворик (атриум - главное помещение древнеримского жилища) со светлым колодцем, сквозь квадратное отверстие в крыше которого в дом проникали солнечный свет и дождевая вода, стекавшая в бассейн (эта часть жилища древних греков и римлян воплощала «мировую ось», связывавшею обитателей дома и с богами, и с умершими предками); каменные мозаичные полы, оштукатуренные стены, украшенные живописью, богатое скульптурное убранство и даже масляные лампы - все в точности воспроизводило помпейские образцы и напоминало о римских купальнях, созданных в Потсдаме старшим братом императрицы прусским королем Фридрихом Вильгельмом IV.

В отделке павильона, возводившегося с 1838 по 1847 гг., которая продолжалась еще до 1850 года, использован цветной камень богатейшей палитры. Белым, серым и красноватым итальянским мрамором выстлан пол атриума, из разноцветных кусков финляндского мрамора набран пол в комнате с тремя нишами. Колоннами из черного, серого и голубоватого мрамора декорированы фасады и интерьеры. Овальную нишу кабинета украшали витые мраморные колонки XV века с мозаичными узорами из ляпис-лазури, синего и золотого стекла, привезенные из Италии.

Переход из павильона в цветочный садик был устроен через красивый перистиль со столбами, обвитыми плющом. Нишу заполняла мраморная статуя мальчика, просящего милостыню, работы Пименова. В саду, на берегу озера были разбросаны обломки мраморных колонн. В павильоне и на острове было много скульптур, каменных и мраморных скамей.

Интересна история двух скульптур «Вера» и «Религия» работы венецианского мастера Антон и о Коррадини., украшавших Царицын остров. Эти скульптуры были приобретены в 1719 году доверенным лицом Петра I графом Саввой Владиславичем, более известным по прозвищу Рагузинский, для украшения Летнего сада. Скульптуры являлись уникальными, так как изображали фигуры женщин, лица которых лишь угадывались под тончайшим покрывалом. Они были так хороши, что через некоторое время были перемещены в Зимний дворец и до пожара 1837 года стояли по обе стороны императорского трона в Георгиевском зале. К сожалению, последствия пожара оказались ужасными: от скульптуры «Вера» удалось сохранить лишь бюст, а от «Религии», наоборот, только нижнюю часть. По инициативе А.И. Штакеншнейдера статуи перевезли на Царицын остров, бюст «Веры» установили на стене, а остатки «Религии» разместили вместе С другими руинами в специально отведенном месте.

На острове были и фонтаны, вода в которые поступала из магистрали, питающей фонтан «Нептун» в Верхнем саду, причем трубы пришлось проложить по дну Ольгина пруда. Через некоторое время они лопнули, и игра воды прекратилась.

Фонтан «Орел» был отлит по модели скульптора Маркизини и представлял собой полукруглую мраморную скамейку, увитую плющом, на спинке которой расправлял крылья бронзовый орел, держащий в когтях змею, из пасти которой в мраморную чашу лилась тонкая струйка воды.

В фигурном мраморном бассейне с фонтаном клош-колокол находилась мраморная статуя «Нарцисс» работы К.М. Климченко. Фонтан как бы обнимал цветочный партер, в котором на одном из газонов на гранитном пьедестале возвышалась бронзовая группа «Амазонка, поражающая барса» - копия с известной работы Кисеи, находящейся в Берлине, при входе в музей.

Композицию цветников и газонов маленького сада дополняли фрагменты гигантских колонн, карнизов и капителей античного храма, подаренные Николаю I римским папой Пием IX.

С архитектурой павильона, декоративным и скульптурным декором острова гармонировала живописная компоновка дубов, лип, кленов, ясеней, каштанов, сирени, выполненная садовым мастером П. Эрлером, получившем за оформление сада бриллиантовый перстень от императора.

Царицын остров был задуман архитектором и садовым мастером как мир мечты и образ рая на земле, таким он и был создан.

Соседний Ольгин остров, названный в честь любимой дочери Николая I, больше подходит для уединения и раздумий. Он был построен всего на три года позже Царицына, но за это время в личной жизни царской семьи произошло много драматических событий. При родах умерла дочь Александра. Императрица Александра Федоровна тяжело заболела, и семейный врач настаивал на лечении в Италии. Ольге пришла пора выходить замуж. Наконец, император с супругой и дочерью отправились в путешествие по Италии. В Палермо они познакомились с вюртембергским наследным принцем Карлом Фридрихом. Вскоре состоялась помолвка молодых людей. По возвращении в Россию Николай Павлович решил преподнести дочке павильон в качестве свадебного подарка, поэтому строительство было завершено в рекордно короткие сроки. Строительство велось так спешно (менее двух месяцев, чтобы успеть к приезду княгини Ольги после ее замужества), что, чтобы придать павильону к назначенному сроку более оконченный вид, наружные и внутренние стены были временно обтянуты холстом и окрашены, а полы покрыты паркетной клеенкой. Окончательная отделка павильона, строительство которого началось в 1846 году, была завершена через год. Присматривать за ним был назначен унтер-офицер, который в битве с венграми, защищая штандарт (флаг), потерял руку. Для него был выстроен маленький домик, где он жил со своей семьей в молитвах за своих благодетелей.

Сначала молодожены жили в Большом дворце, а затем уехали на родину принца. Приехав в Петергоф через год, Ольга увидела названный в честь нее павильон. Он напоминал итальянскую виллу, в какой они останавливались с Александрой Федоровной в Сицилии.

Именовавшийся поначалу «итальянским домиком», павильон постепенно приобрел другое название - Оливуцца. Созвучие имени великой княжны, которую в семье звали Олли, и местности под Палермо - Оливуцца, казалось удивительным и неслучайным.

Пока разрабатывался и утверждался проект павильона, на острове под управлением императорского садовника П.И. Эрлера велись работы по устройству парка. На его территории были высажены липы, дубы, ясени, клены, тополя, сирень, жимолость, а также «английская земляника», клубника, малина и смородина. Очень украсили парк розы, анютины глазки, флоксы, лилии и другие цветы. Примечательно, что на Ольгином острове не высаживались, в отличие от Царицына, экзотические культуры.

Император принимал активное участие в устройстве сада. Именно он «высочайше указал» те места, где следовало посадить «отборные» деревья, а один из дубов даже сам посадил. По преданию, в 1842 году Николай I опустил в землю подаренный американцами желудь «с дуба, осеняющего могилу незабвенного Вашингтона». Сейчас дуб разросся, его огородили забором золотого цвета, увенчали флагом США образца XVIII века и разместили на бронзовой дощечке соответственную надпись.

По словам очевидцев, здешний дуб пережил своего американского родителя. Гостей из США, приезжающих в Петергоф, очень трогает эта история, и они часто срывают себе по листику на память.

На первом этаже павильона находилась столовая, выше этажом - комната Ольги.

На третьем этаже располагался кабинет Николая I. Император предпочитал спать на простой походной кровати, укрывшись шинелью. Он был умерен в еде и, в отличие от Петра I, перед которым преклонялся, почти не употреблял спиртного.

Кабинет обставлен очень скромно, лишь рабочий стол, узкая кровать, любимые книги. А. Тютчева вспоминала: «...Этот человек, который был глубоко и религиозно убежден в том, что всю свою жизнь он посвящает благу родины, который проводил за работой 18 часов в сутки, трудился до поздней ночи, вставал на заре, спал на твердом ложе, ел с величайшим воздержанием, ничем не жертвовал ради удовольствия и всем - ради долга и принимал на себя больше труда и забот, чем последний поденщик из его поданных».

Венчает павильон терраса, с которой открывается «прекрасный вид на огромное пространство. На первом плане ряд озер, за ними - идущие в разных направлениях дороги среди густой зелени деревьев; из-за этой зелени виднеются верхушки зданий Петергофа, а за ними - море. В другую сторону видны высоты Дудергофа и вся холмистая местность к северу с ее деревушками; смотришь, словно на огромную географическую карту! Император Николай недаром выбрал это место для постройки: лучшей смотровой точки для обозрения окрестностей не найти» (А.Ф. Тютчева).

От нижнего этажа павильона к озеру ведет удобная каменная лестница. По озеру можно покататься на легких лодках или венецианских гондолах (для царских особ).

После замужества Ольга Николаевна часто приезжала в петергофскую резиденцию, названную в ее честь, отмечала здесь дни рождения и принимала гостей.

На Ольгином острове ставились балеты «Две звезды», «Сон в летнюю ночь», «Жертвы Амура, или Радости любви», «Приключения Пелея», «Жемчужина»; на сцене «воздушного» театра танцевали лучшие артисты Императорских театров.

Ольга Николаевна в Петергофе думала об Италии, где произошло одно из самых важных в ее жизни событий. Потом свадьба, как и первое путешествие в солнечную страну, ушла в прошлое. Так год за годом ее жизнь превращалась в одно длинное воспоминание. Об Италии, о России, о семье и обо всем том, чего история не сохранила.

После смерти Ольги в 1892 году павильон опустел и был почти необитаемым, несмотря на то, что на самом острове кипела жизнь, проходили уличные театральные представления.

Царицын павильон, служивший местом отдыха во время прогулок императорской фамилии, и Ольгин павильон, созданный для прогулок и размышлений, после 1917 года взяли под охрану государства и открыли для обозрения какуникальные павильоны-музеи, но уже в 1920-х они оказались заперты на замок вместе с экспозицией и заброшены.

В 1941-1944 годах фашисты нанесли павильонам тяжелые повреждения: мраморные скамьи, фонтан, статуи были разбиты. В Царицыном павильоне был немецкий наблюдательный пункт. От Ольгиного сохранилась лишь «коробка» и рисунки Штакенш-нейдера...

Ольга Берггольц в стихотворении «Наш сад» написала:

«Волшебный сад изрублен,
Мертвы источники с живой водой,
И праздник человечества поруган
Свирепой чужеземного ордой.
И вновь из пепла черного, отсюда,
Где смерть и прах, восстанет прежний сад.
Да будет так! Я твердо верю в чудо!»

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, было принято решение об эвакуации музейных ценностей. И тогда из Царицыного павильона удалось вывезти значительное количество экспонатов и тем самым сохранить их для потомков. Что не удалось вывезти, было закрыто, засыпано грунтом. И так удачно, что оккупанты ничего не смогли обнаружить. Те, кто прятал богатства островов, потрудились на славу.

И хотя после войны было еще немало утрат, основная часть павильонов удивительным образом сохранилось.

В северо-восточной части Царицына острова еще в 1910 году построили кирпичный одноквартирный домик-сторожку, в которой жили и охраняли остров супруги А.П. и М.П. Рудак. В годы Великой Отечественной войны они попали в оккупацию, но с 1944 года вновь поселились на острове и несли свою службу до глубокой старости. Территория острова содержалась ими в образцовом порядке. Они тщательно следили и за состоянием павильона, на долгие годы вперед составили график проветривания и своевременной консервации на зимний период. Их стараниями остров и павильон и сохранился до реставрации.

На островах воцарились запустенье и разруха...

В 1993 г. в павильонах были проведены минимальные противоаварийные работы, но объект законсервировали из-за отсутствия средств на реставрацию.

Спустя 56 лет началась реставрация, можно даже сказать настоящее воссоздание, почти исчезнувших шедевров, с участием российских и польских реставраторов. Здесь трудились польские реставраторы, специалисты первых петергофских реставрационных мастерских (гендиректор ПА. Агалина), «Зеленстроя». Немалая заслуга в воссоздании павильонов принадлежит генеральному директору государственного музея-заповедника «Петергоф» Вадиму Валентиновичу Знаменову и научным сотрудникам ГМЗ во главе с Ниной Валентиновной Верновой.

18 августа 2005 г. Ольгин и Царицын павильоны открылись для посетителей. В возможность возвращения этих райских уголков не верилось, но свершилось чудо. В рекордно короткие по реставрационным меркам сроки (4 года), острова с павильонами приобрели свой первозданный вид.

В Ольгином павильоне разрушения коснулись всех комнат, вещи княжны были утеряны, их собирали со всего мира. Удалось вернуть серебряный сервиз из приданного княжны и салфетки с вышитым вензелем.

Сначала здесь расчистили территорию, построили домик-караулку. Археологические находки позволили точно установить направление и ширину дорожек. В 2004 году на острове уже росли многие из тех растений, что украшали эту землю в XIX веке (земляника, смородина, сирень). Установили домик для павлинов и фазанов. Посетители также могут видеть настоящую венецианскую гондолу, подаренную к 300-летию Санкт-Петербурга. В саду установлена временная сцена, которую сменит постоянная. Это значит, что возобновится традиция театральных представлений и уличных празднеств.

В Царицыном павильоне нет стилизации - проведена настоящая реставрация! В связи с тем, что сохранилось довольно много подлинных элементов и на территории, и в интерьерах павильона, ему возвращены первоначальные черты, а утраченная скульптура скопирована с подлинников. Работы невероятной сложности произведены по воссозданию витых колонн и помпейской мозаики. Как и при исторических владельцах, острова утопают в цветах, бьют фонтаны, поблескивает на солнце скульптура. Из первозданного материала воссозданы скамьи, фонтаны, бюсты и мраморные античные барельефы. Так что сегодня это музейные объекты с массой подлинных участков, оставленных реставраторами по просьбе хранителей музеев.

Самым сложным этапом стала реставрация росписи. В прежние времена Царицын павильон, несмотря на красоту и изящество, был почти не пригоден для постоянного жилья: сыро, холодно. Словом, неприятно и для людей, и для картин. Из-за климатических условий роспись обновлялась по нескольку раз в год. Специалисты искали под многочисленными разноцветными слоями самый подходящий (не значит самый первый), который бы сочетался с остальным убранством. Выбирать, по их признанию, было сложно. Нынешний вариант окончательный. Павильон теперь отапливается, и роспись обновлять не станут.

В розарии нашла свое пристанище стеклянная пятиметровая колонна из голубого и молочного стекла с завершением в виде золоченой скульптуры девочки, кормящей попугая. В середине XIX века почти такую колонну Фридрих - Вингельм IV подарил императрице Александре Федоровне (тогда ее венчала фигура Ганимеда, кормящего виноградом орла). Вначале она стояла у дворца «Коттедж», а впоследствии была перенесена на Царицын остров, где простояла до Великой Отечественной войны, в годы которой погибла. Около трех лет назад директор Сан-Суси Бурхард Герис предложил ГМЗ «Петергоф» восстановить колонну. Мраморный пьедестал изготовили в России, а стеклянную часть - в Германии.

В этом же году состоялся визит в Петергоф Клотильды фон Ринтелен (правнучки А.С. Пушкина и правнучки Александра II), самой поэтичной частью которого была посадка старинных сортов роз на Царицыном острове. Такие розы росли здесь при императрице Александре Федоровне. История такова: в 1852 году в честь завершения строительства Дворцовой больницы императрица приобрела в Германии 10000 кустов роз и посадила их на Царицыном острове. В Германии живет садовник, который занимается разведением именно этого сорта. Это старинные красные парковые розы - гибриды дамасской и китайской роз. Первая дает аромат, а вторая - повторное цветение. Именно такие розы можно видеть на натюрмортах и других картинах знаменитых «голландцев». ГМЗ приобрел у немецкого садовника партию исторических роз для своих садов. Клотильда фон Ринтелен сделала подарок Петергофу - no 1 розе за каждый послевоенный год. Трогательным является тот факт, что перед посадкой роз она вместо молитвы читала «Жди меня» Константина Симонова.

28 апреля 2005 года к 300-летию Петергофа немецкие друзья преподнесли в дар городу бронзовую фигурку «Молящийся мальчик». Это уже второе прибытие «мальчика».

Почти 100 лет, начиная с 1844 года и до Великой Отечественной войны, бронзовая фигурка обнаженного мальчика с воздетыми к небу руками стояла в нише южного фасада Царицына павильона. В войну она была утрачена, как и большинство скульптур, населявших остров.

Второй петергофский мальчик - одно из повторений римской скульптуры, которая, в свою очередь, является копией греческого оригинала IV века до нашей эры. Скульптура была найдена в XVI веке на острове Родос в очень поврежденном виде - у нее отсутствовали руки. Автор ее неизвестен, но специалисты отмечают сходство с работами жившего в IV веке до н.э. скульптора Лизиппа. Она сменила нескольких владельцев (сначала находилась в Венеции, затем в Вероне, позже ее приобрел английский король Карл 1, после чего она оказалась во французской, а затем в венской коллекции). Ею любовался и Наполеон. Во Франции поврежденная скульптура была дополнена простертыми вверх руками. Их восстановили, исходя из положения поднятой головы и сохранившегося плечевого пояса. В XIX веке главной версией считалось, что мальчик ведет диалог с божеством (отсюда название «Молящийся мальчик»).

В настоящее время археологи считают наиболее вероятной групповую композицию, в которой мальчик - сохранившаяся фигура - подводит одному из героев лошадь или же вручает ему военное снаряжение.

В XVIII веке «Мальчика» приобрел Фридрих Великий. Статую установили в парке Сан-Суси так, чтобы король мог любоваться ею из окна своего рабочего кабинета. В XIX веке император Фридрих Вильгельм IV подарил своей сестре Шарлоте Прусской (Александре Федоровне) бронзовую копию «Молящегося мальчика». Статуя стала кусочком милой ее сердцу Пруссии. В1844 году ее установили на Царицыном павильоне. Скульптура пережила революционные вихри, но во время Великой Отечественной войны была уничтожена. Сегодня скульптура (высота фигурки 135 см) заняла свое прежнее место в нише Царицыного павильона.

Пройдет время и «Италия» под Петергофским небом, возможно, станет таким же символом Петергофа как, например, «Самсон» или Большой дворец.


Автор:

Источник: http://www.krlib.ru




Категория: Красносельский район | Просмотры: 14 | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Петергоф | Добавлено: 28 Июня 2020 | Добавил: AxiosTiger
Всего комментариев: 0
avatar
Профиль
Понедельник
06 Июля 2020
19:57:23


Страница входа

Регистрация
Информеры


Статистика

Пользователей:
Всего: 385
Новых за месяц: 5
Новых за неделю: 1
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Пользователи онлайн:

Сегодня сайт посетили:
AxiosTiger

Статистика материалов:
Новостей: 2426
"Новый Красносел": 11412
Фотографий: 1353
Статей сайта: 161
Объявлений: 20
Форум(тем/постов): 1192/9528
Игр: 2
Фирм в справ-ке: 139
Комментарии: 3855
Гостевая: 128
 
Copyright © 2006 - 2020 KrasnoeSelo.su Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru