Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города
 
Меню сайта
Радио
Ссылки
По вопросам размещения рекламы свяжитесь с администрацией:
отправить письмо

Наша Кнопка
Красное Село - сайт города
Код кнопки для сайта:

Код кнопки для форума:

Копилка
Поддержите проект!

WebMoney
R615119138837
Z385561509097
E152247362071
U231881284928

Яндекс Деньги
41001115701328

PayPal
Наш Опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 758
Статьи о Красном Селе
Главная » Статьи о Красном Селе » История Красного Села и Дудергофа » Как танкист З.Г. Колобанов попал в книгу рекордов Гиннеса [ Добавить статью ]

28 Февраля 2018

Как танкист З.Г. Колобанов попал в книгу рекордов Гиннеса

Преклоняясь перед всеми героями Великой Отечественной войны, необходимо отдельно говорить о тех, кому пришлось первыми встать на пути врага тяжелым летом 1941 года. Солдаты и офицеры Красной Армии, сдерживая мощный натиск превосходящих сил немецко-фашистских захватчиков в оборонительных боях и уничтожая гитлеровцев в отчаянных контратаках, смогли «выбить» и остановить лучших солдат вермахта, покоривших до нападения на нашу страну всю Европу и всерьез рассчитывавших на мировое господство.

Офицеры Красной Армии были образцом мужества, стойкости и военной выучки для своих подчиненных. Имена многих героев становились известными всей стране из фронтовых сводок и газет, о других подвигах советских людей рассказано в книгах о Великой Отечественной войне. Но были среди них те, кто по каким-то причинам остался в тени славы, без должного признания их боевых заслуг. Один из них - старший лейтенант Зиновий Григорьевич Колобанов, офицер-танкист, танкист-снайпер, совершивший свой подвиг в кровавом августе 1941 года на подступах к Ленинграду. Тяжелый памятный бой танковой роты старшего лейтенанта З.Г. Колобанова в районе города Красногвардейска (ныне города Гатчины) стал мировым признанием военного таланта рядового офицера Красной Армии с включением его имени в книгу рекордов Гиннеса.

Военная карьера Зиновия Григорьевича Колобанова складывалась драматически. 16 февраля 1933 года по комсомольскому набору его призывают в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию (РККА). Окончил курсы младших командиров. В мае 1936 года с отличием окончил Орловское бронетанковое училище им. М.В.Фрунзе с присвоением звания лейтенанта. Прибыл на службу и был назначен командиром танка 3-го танкового батальона во 2-ой танковой бригаде, дислоцированной в пос. Стрельна Ленинградского военного округа.

С 23 апреля 1938 года Колобанов продолжил службу на должности помощника командира боепитания 210-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии. Через три месяца З.Г. Колобанов получает новое назначение по своей основной специальности танкиста на должность командира взвода 6-й тяжелой танковой бригады им. С.М. Кирова, а 16 ноября 1938 года Зиновий Григорьевич Колобанов был назначен на должность командира танковой роты.

30 ноября 1939 года на советско-финской границе раздались первые артиллерийские залпы. Началась советско-финская война. Танковая бригада З.Г. Колобанова действовала в составе 8-й армии. В боях на линии Маннергейма Колобанов первый раз горел в танке. Потом были бои у реки Вуокса, и снова его танк был подбит. Рейд на город Выборг тоже был связан с тяжелыми боями и потерей третьего танка. За мужество и героизм, проявленные в боях с финскими войсками, З.Г. Колобанов был представлен к очередному воинскому званию и к званию Героя Советского Союза. Однако вскоре произошло событие, негативно отразившееся на карьере молодого офицера. Танкисты его роты после подписания 12 марта 1940 года мирного договора между СССР и Финляндией об окончании войны устроили со вчерашними врагами «братание». Этот факт был резко негативно воспринят советским командованием. Коло-банов был отдан под трибунал. Его лишили правительственных наград и понизили в звании. К началу Великой Отечественной войны старший лейтенант Колобанов служил в глубоком тылу. Однако 3 июля 1941 года он был направлен командиром роты тяжелых танков в 1-ю Краснознаменную танковую дивизию под Ленинград.

К началу августа 1941 года ситуация на фронте под Ленинградом стала носить угрожающий характер. Советскому командованию не удалось сконцентрировать достаточных резервов для блокирования немецкого удара. Немецкие танки продвигались в глубину обороны войск Красной Армии и создали реальную угрозу окружения наших воинских частей, оборонявших «Лужский рубеж», немецкими моторизованными частями «с хода», с дальнейшим прорывом вражеских танков на окраины Ленинграда. 8 августа 1941 года, получив усиление людьми и техникой, немецкие войска начали наступление на «Лужский рубеж». В сражение противником были введены, помимо пехотных, три танковые и одна моторизованная дивизии. 16 августа, практически не встречая сопротивления, немецкая 1-я танковая дивизия заняла поселок Волосово, что расположен в 40 километрах к юго-западу от Красногвардейска. 18 августа 1941 года, после ожесточенных боев за населенный пункт Молосковицы, командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона старший лейтенант Колобанов был вызван в штаб к командиру дивизии генерал-майору В.И. Баранову и получил приказ: «Перекрыть ротой танков КВ дороги, подходящие к городу со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа, ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва вражеских войск! Стоять насмерть!».

Командование не дало никаких указаний о порядке взаимодействия с пехотой или артиллерией, и офицер сделал вывод о том, что в предстоящих боях ему надо будет рассчитывать только на свои силы, точнее силы его 3-й танковой роты, состоявшей всего из 5 танков КВ-1, полученных в начале августа с Кировского завода (в танковой роте должно быть 12 танков). Колобанов понимал, что предстоят тяжелые бои с многочисленными танками противника, и принял решение загрузить в каждый танк по два боекомплекта бронебойных снарядов. Осколочно-фугасных снарядов на этот раз экипажи брали небольшое количество. На каждый танк было загружено по 222 снаряда. Теперь нужно было думать о позиции, чтобы не подставить свои боевые машины под прямой удар противника на местности и с воздуха. «Но что такое 5 танков против немецкой дивизии!?» — об этом танкист Колобанов старался не думать, потому что хорошо знал правило А.В. Суворова: «Воевать не числом, а умением!». Правильный выбор позиции для 5 танков КВ-1 должен был стать решающим фактором в предстоящем бою.

Приказ командования требовал прикрыть Красногвардейск с разных направлений, поэтому Колобанов вынужден был еще разделить силы своей неукомплекованной роты. Командир роты провел с командирами всех экипажей разведку местности, определил места огневых позиций. Первые два танка лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко были оставлены прикрывать южное направление — дорогу на Лугу (Киевское шоссе). Еще два танка под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря были направлены на защиту дороги на западном направлении - пос. Волосово. КВ-1 командира танковой роты занял позицию у дороги, соединяющей Таллиннское шоссе с дорогой на Мариенбург — северную окраину Красногвардейска. Таким образом, позиция, выбранная З.Г. Колобановым для своего танка, прикрывала сразу два возможных направления движения противника (Схема 1).

Чтобы понять замысел З.Г. Колобанова, нужно самому увидеть эту дорогу, поле, лес, оценить размах гитлеровского наступления и почувствовать напряжение всех сил защитников Ленинграда: «Выстоять любой ценой!» Для своего КВ Колобанов выбрал основную позицию примерно в 150 метрах в стороне от дороги. В сектор огня его танка попадал самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Чуть дальше, немного не доходя до птицефермы Учхоза, дорога поворачивала почти на 90 градусов и далее уходила к Мариенбургу. Ее пересекала еще одна, грунтовая, дорога. По обеим сторонам дорог тянулись обширные болотистые участки местности, непроходимые как для техники врага, так и препятствующие движению пехоты. Были выбраны ориентиры для прицельного огня. «Ориентир № 1» — две отдельно стоявших березы, и «ориентир № 2» — перекресток дороги. Третьим ориентиром должен был стать хвост колонны немецких танков (Схема № 2).

Оставалась последняя боевая задача -маскировка танков КВ-1 под рельеф местности. Командир танковый роты отдал приказ вырыть для каждой машины по два укрытия — основную позицию и запасную, и все тщательно замаскировать. Врага планировалось встретить из засад. Была перепроверена радиосвязь между всеми машинами. К вечеру капониры4 для всех пяти танков были закончены. Боевые машины были укрыты земляными укреплениями до уровня башен, и замаскирована была не только броня, но даже следы от гусениц танков. Ближе к концу дня к З.Г. Колобанову из дивизии подтянулась пехота. Колобанов приказал пехотинцам окапываться в нескольких десятках метров позади танка, по флангам, чтобы в предстоящем бою они лишний раз не попали бы под артобстрел врага, который будет сосредоточен на его боевой машине. Эти позиции также были хорошо замаскированы.

Ночь прошла спокойно. Утром 19 августа экипаж танка наблюдал в небе группы немецких бомбардировщиков, направлявшихся на Ленинград. Около 10 часов утра раздались выстрелы танковых орудий слева, со стороны дороги на Лугу, там, где были расположены танки лейтенантов Евдокименко и Дегтяря. Через короткое время они доложили командиру роты об уничтожении 5 танков и 3 бронетранспортеров противника.

В 14 часов дня в небе был замечен немецкий самолет-разведчик. Он облетел западные окраины Красногвардейска и направился в расположение своих войск. Так как за этим облетом не последовало ни артобстрела, ни авиаудара, Колобанов понял, что его позиции врагом остались необнаруженными. Вызвав к себе командира пехотинцев, Колобанов приказал ему открывать огонь по врагу только после того, как в бой вступит его КВ. Вскоре по дороге со стороны деревни Сяськелево появились три немецких мотоцикла с разведчиками. В ожидании подхода основных сил противника, огонь по ним танкисты открывать не стали (военная хитрость!). Не обнаружив засады, мотоциклисты проследовали по дороге на Мариенбург, где и были вскоре уничтожены нашей пехотой.

Постепенно гул моторов тяжелой техники нарастал, это двигалась по дороге немецкая танковая колонна, поднимая облако пыли. Это были легкие танки Pz.Kpfw.35(t) 6-й танковой дивизии немцев. Танки противника шли на сокращенных дистанциях, подставляя свои левые борта под орудие КВ и на дистанции в 150 метров превращаясь в почти идеальные цели. Вскоре стали видны все 22 вражеские машины. По команде Колобанова был произведен первый выстрел в головную машину колонны, когда та поравнялась с «Ориентиром № 1» —двумя березами. Немецкий танк задымился и, полуразвернувшись, перекрыл большую часть дороги. Второй танк, попытавшийся не сбавляя скорости объехать его, получил попадание в башню и замер на месте, выбросив высокий столб пламени. Третий вражеский танк, остановившись перед образовавшейся пробкой, был незамедлительно расстрелян. Дорога оказалась совершенно перекрытой. Огонь КВ-1 был перенесен на хвост колонны. Несколькими выстрелами танковой пушки старший сержант Усов уничтожил два замыкающих колонну немецких танка, лишив противника пути к отступлению. Так как огонь из КВ был открыт по врагу внезапно, точно и очень быстро, оставшиеся немецкие танковые экипажи, не понимая происходящего, еще пытались продолжать движение, сокращая и без того незначительные расстояния между машинами, резко останавливаясь друг перед другом.

Теперь настала очередь перенести огонь в центр колонны, чтобы не дать врагу отойти по дороге на Войсковицы. Колобанов приказал Усову бить по вражеским танкам, которые встали у «Ориентира №2»-перекрестка дорог. Еще несколько выстрелов нашего КВ-1, и два взорвавшихся танка Pz.Kpfw.35(t) перегородили врагу последний путь к спасению. Среди немецких танкистов началась паника. Они поняли, что попали в засаду. Поспешно разворачивая башни, немецкие танки открывали беглый огонь. Некоторые танки разворачивались и, съезжая с дороги, останавливались, потому что намертво застревали в болоте. Другие, пытаясь маневрировать, натыкались друг на друга. На дороге началась давка.

Экипаж старшего лейтенанта Колобанова действовал четко и слаженно. Заряжающий Роденков безостановочно забрасывал в казенник орудия бронебойные снаряды, наводчик Усов, выполняя приказы Колобанова, посылал снаряд за снарядом во вражеские машины, стрелок-радист Кисельков из танкового пулемета уничтожал выпрыгивавших из горящих танков немецких танкистов. Яростный огонь нашего танка демаскировал его позицию и противник, воспользовавшись остававшимся численным перевесом, обрушил на машину Колобанова град снарядов. Но!!!, выбранная Колобановым и навязанная врагу дистанция боя (150 м), практически свела на нет многочисленное превосходство врага, так как калибр пушек немецких легких танков представлял опасность для брони танка КВ-1 лишь на дистанции менее 100 метров. (Позже, на броне танка Коло-банова было насчитано более 147 вмятин). Танкисты задыхались от пороховых газов и глохли от многочисленных ударов болванок о броню танка. Через 30 минут над разгромленной вражеской колонной тянулся густой дым, в некоторых горящих машинах огонь добирался до боекомплектов и танки взрывались, далеко отбрасывая сорванные башни. Все 22 вражеских танка были уничтожены. Некоторые из них были брошены немецкими танкистами, понимавшими, что неподвижно стоящие танки просто превращались в мишени. И Колобанов приказал Усову, для верности, выстрелить в незаго-ревшиеся вражеские танки еще по снаряду. Всего в этом бою было выпущено по врагу 98 бронебойных снарядов.

Приказ командования был выполнен. Об успешном завершении боя и 22-х уничтоженных вражеских танках ст. лейтенант З.Г. Колобанов доложил в штаб, что было воспринято с удивлением. Минут через двадцать в расположение Колобанова прибыл командир дивизии В.И. Баранов, командир полка А. Погодин, командир батальона И. Шпиллер и корреспондент газеты «Известия» Майский. Выслушав доклад Колобанова, комдив искренне поблагодарил всех танкистов за проявленный героизм и приказал командиру полка Погодину направить в штаб фронта документы о награждении всего экипажа. Корреспондент Майский сфотографировал экипаж Колобанова для газеты и сделал ряд снимков разбитой вражеской техники.

Но, тут же последовал новый приказ: «Экипажу З.Г. Колобанова оставить уже демаскированную позицию и в ожидании повторной атаки фашистов перевести танк КВ-1 на запасную позицию. Во второй половине дня немцы снова пошли в атаку. На этот раз наступала немецкая пехота, поддерживаемая двумя противотанковыми орудиями и танками огневой поддержки Pz.Kpfw.4. Немецкие танки вели огонь с дальних дистанций, пытаясь отвлечь внимание на себя и не позволить нашим танкистам вести прицельный огонь по пытавшейся атаковать пехоте. Метким орудийно-пулеметным огнем, при поддержке вступивших в бой пехотинцев, экипажу З.Г. Колобанова удалось заставить вражеских солдат залечь. Несколькими выстрелами КВ было уничтожено и одно из немецких орудий. Но теперь не удалось избежать серьезных повреждений нашей прославленной боевой машины. Один из вражеских снарядов ударил под основание башни и заклинил ее. Башня перестала вращаться. Наведение орудия стало возможно только путем разворота всего танка. Старший лейтенант Колобанов принял решение оставить капонир и продолжить бой уже не из-за укрытия, а маневрируя и ведя огонь на коротких остановках, не давая возможности врагу точно прицеливаться. Танковая дуэль продолжалась до вечера. Немецкая атака была сорвана. У экипажа КВ оставались последние снаряды, были разбиты приборы внешнего наблюдения. По приказу комбата И.Б. Шпиллера на помощь экипажу Колобанова пришли танки из его роты лейтенантов Сергеева, Ласточкина и Дегтя-ря и дополнительно три танка из батальона. З.Г. Колобанов передал позицию своим боевым товарищам, распорядился расстрелять оставшиеся снаряды по врагу, и, погрузив на броню нескольких раненных красноармейцев из прикрывавшего их взвода, направил свой КВ на ремонт в Красногвардейск.

Этот танковый бой на оборонительных рубежах Ленинграда в 1941 году воины-ветераны называют легендарным. Всего 19 августа ротой З.Г. Колобанова (5-ю танками КВ-1) было подбито 43 танка противника. Кроме 22 танков, уничтоженных экипажем Колобанова в первом бою, 8 танков записал себе на счет экипаж младшего лейтенанта Сергеева, 5 — экипаж лейтенанта Евдокименко (погиб в бою, трое членов экипажа ранены, уцелевший механик-водитель Сиди-ков таранил вражеский танк) и по 4 танка -экипажи младшего лейтенанта Ласточкина и Дегряря. В этот же день ротой З.Г. Колобанова уничтожена и другая немецкая техника: одна легковая машина, 3 бронетранспортера, артиллерийская батарея, более роты пехоты немецко-фашистских захватчиков.

За этот бой командиром 1-го танкового полка Д.Д. Погодиным З.Г. Колобанов был представлен к званию Героя Советского Союза. В сентябре 1941 года представление было утверждено командиром 1-й танковой дивизии В.И. Барановым с точным указанием количества, именно 22, уничтоженных танков противника. Но в штабе Ленинградского фронта награда снижена до ордена Красного Знамени. И поныне наградной лист с зачеркнутым красным карандашом представлением к званию Героя Советского Союза хранится в ЦАМО РФ (Центральный архив Министерства обороны РФ) г. Москва.

Бой, данный З.Г. Колобановым 19 августа 1941 г. немецким танковым частям в районе Красногвардейска (Гатчины), в полной мере показал, как тщательно продуманный опытным командиром план боя может привести к полной победе над врагом. З.Г. Колобанову удалось многие боевые «минусы» сложившейся ситуации превратить в «плюсы». Отсутствие четкой линии фронта на окраинах Красногвардейска позволило Колобанову выбрать наиболее подходящие места для расположения танков его роты. Одиночные танки и их позиции, замаскированные с учетом рельефа местности, превратились в смертоносные ловушки для гитлеровцев. Болотистая местность способствовала удачному выбору дистанции боя, а выбранная дистанция 150 м не давала возможности врагу нанести существенные повреждения танку КВ-1. Выбор командиром очередности целей не только не позволил фашистам начать атаку, но даже отрезал им пути для отступления.

Командиром танковой роты З.Г. Колобановым и его экипажем были в полной мере продемонстрированы все боевые «плюсы»: высокая профессиональная выучка; грамотный выбор боевой позиции с учетом рельефа местности; слаженность действий во время боя как членов экипажа танка командира, так и всей танковой роты; воинский талант старшего лейтенанта Зиновия Григорьевича Колобанова; отвага и мужество красноармейцев. Свой вклад в победу внес и сам тяжелый танк КВ-1 с его 76-миллиметровой пушкой и 75-миллиметровой броней. Действия З.Г. Колобанова, его экипажа и его роты продемонстрировали небывалый результат в истории танковых сражений и доказали в новых военных условиях слова А.В. Суворова: «Воевать не числом, а умением!»


Автор:

Источник: http://www.krlib.ru/




Категория: История Красного Села и Дудергофа | Просмотры: 294 | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Колобанов, танкист | Добавлено: 28 Февраля 2018 | Добавил: AxiosTiger
Всего комментариев: 0
avatar
Профиль
Среда
21 Ноября 2018
03:43:11


Страница входа

Регистрация
Информеры


Статистика

Пользователей:
Всего: 257
Новых за месяц: 13
Новых за неделю: 2
Новых вчера: 1
Новых сегодня: 0

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Пользователи онлайн:

Сегодня сайт посетили:

Статистика материалов:
Новостей: 2127
"Новый Красносел": 10086
Фотографий: 1353
Статей сайта: 95
Объявлений: 31
Форум(тем/постов): 1177/9467
Игр: 2
Фирм в справ-ке: 132
Комментарии: 3847
Гостевая: 130
 
Copyright © 2006 - 2018 KrasnoeSelo.su Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru