Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города
 
Меню сайта
Радио
Ссылки
По вопросам размещения рекламы свяжитесь с администрацией:
отправить письмо

Наша Кнопка
Красное Село - сайт города
Код кнопки для сайта:

Код кнопки для форума:

Копилка
Поддержите проект!

WebMoney
R615119138837
Z385561509097
E152247362071
U231881284928

Яндекс Деньги
41001115701328

PayPal
Наш Опрос
Ваша религия
Всего ответов: 9
Статьи о Красном Селе
Главная » Статьи о Красном Селе » История Красного Села и Дудергофа » О.Л. Божкова "УДЕЛЬНОЕ ИМЕНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ ФАМИЛИИ: ИЗ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КРАСНОГО СЕЛА". Часть 1 [ Добавить статью ]

25 Сентября 2010

О.Л. Божкова "УДЕЛЬНОЕ ИМЕНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ ФАМИЛИИ: ИЗ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КРАСНОГО СЕЛА". Часть 1

Вслед за Петербургом Красное Село, которое в настоящее время имеет официальное название Муниципальное Образование город Красное Село, приближается к своему трехсотлетию. Трехвековой путь от маленьких слобод с крестьянскими дворами до многоэтажного с развитой промышленностью, с населением свыше 44 тысяч человек[1] современного города был далеко не простым.
В истории Великой России с крутыми поворотами и неизбежными катастрофами есть страничка и о маленьком Красном Селе, в жизни которого были периоды яркие и успешные, а также нелегкие и даже порой трагичные.
Петр Великий, создавая Петербург, одновременно окружал его кольцом пригородных поселений, которые должны были работать на новую строящуюся столицу, выполняя многие функции — защиты, снабжения продовольствием, обеспечения различными материалами, а также как места для отдыха, охоты, учений войск и т. д. Обследуя окрестности будущего города, Петр сразу оценил преимущества и возможности местности вблизи Дудергофских высот. Распределяя земли для раздачи своим родственникам и приближенным, он, скорее всего, изначально решил использовать гористую, пронизанную бесчисленными родниками местность долины реки Дудергофки в сугубо практических целях, а не для устройства загородной резиденции летнего пребывания, несмотря на живописность природы Дудергофской мызы. Петр основал сельско-промышленное Дворцовое Село, которое через столетие изменило начальное предназначение, приобретя всеобщую известность как летняя военная «столица» Петербурга.
Значение единственных в своем роде Красносельских лагерей, где на протяжении почти столетия проводились летние военные учения гвардейских войск, отмечали уже современники. Ныне большой исторический интерес представляет история и лагерей и самого Красного Села — старейшего пригорода Санкт-Петербурга.

Раздача земель в Ингерманландии

Во времена шведского владения на месте, где сейчас расположено Красное Село, поселения не было. Старые карты и планы свидетельствуют о том, что находился здесь скромный лютеранский приход с небольшой кирхой в центре и домами пастора и капеллана по сторонам от нее[2]. Принадлежал приход Дудергофской (другое название Дудоровская) мызе Копорского уезда Ингерманландии. Так шведы называли древнюю Ижорскую землю, расположенную на левом побережье Невы и с X в. принадлежавшую Руси. Петр Великий в ходе Северной войны 1700—1721 гг. восстановил историческую справедливость, вернув России ее «древнее достояние».
В 1703 г. была заложена Петропавловская крепость. Началось возведение новой столицы. Петр понимал, что пограничная территория «по причине прежних, обоесторонних Российских и Шведских набегов народом весьма оскудела». Многие деревни превратились в пустоши за неимением жителей, да и упоминаемые по документам деревни состояли из одного, двух или трех дворов, а «природные жители отличались малолюдством, нерадением и слабостью». Для изменения такого положения государем было принято решение по возможности в самые короткие сроки заселить эти земли русскими «переведенцами». Надежным для этого средством он выбрал раздачу земель «в дачи», в первую очередь своим родственникам, приближенным лицам, а затем и чиновникам, с обязательным условием заселения пустующих территорий.
Начало раздач положено им было с «возлюбленной своей супруги, спо- спешницы в делах своих» — Екатерины Алексеевны. Ей Петр подарил в Копорском уезде шесть мыз: Сарскую (позже село Царское), Пуркалов- скую (позже мыза Пулковская), Славянскую, Антельскую (позже Колпино), Кононовскую и Мозинскую[3]. Пожалование было закреплено документом от 3 мая 1708 г. «Введение в дом Великой Государыни блаженной царицы Великой Княгини Екатерины Алексеевны». В нем перечислялось, сколько в Копорском уезде приписано ей мыз, деревень, пустошей, указывалось число крестьян, площади пахотной земли и угодий[4]. В «Истории Села Царского» И. Ф. Яковкина приводится подробное описание мест расположения каждого из подаренных царице имений. В частности: «Мыза Сарская ... расположена на ручье Вангази, при большой дороге, которой ездят из Копорья в Ладогу. Смежна эта мыза по большой Ладожской дороге с правой стороны от ручья Кузьминского с Пулковскою, Карминскою, Дудоровскою [Дудергофскою],[5] Гатчинскою, Зарецкою».
После супруги государь жалует земли особам царского дома — своим ближайшим родственникам. Затем приступил к «раздаванию дач» своим подчиненным, и первым из этих лиц был А. Д. Меншиков. В 1711 г. 21 сентября государь именным указом, который был повторен еще и в следующем году, повелел «отвести ему по его желанию земель на 1000 дворов, где и как он пожелает, хотя бы и в розданных уже дачах»[6].
В следующем году раздача земель в Ингерманландии была регламентирована. 5 июня 1712 г. Петр I в Правительственном Сенате подписал указ, «что в Ингерманландии места вдоль рек, а также где глина на кирпич и каменная ломка, те места никому не отдавать»[7]. Во исполнение этого повеления 6 июня Сенат постановил, «что в Ингерманландии по берегам рек земель давать не повелено». Кроме того, в указе было расписано, «сколько в Ингерманландии доводится быть крестьянским дворам, а именно: на дворцовых 1310 дворов, переведенцам каменщикам, кирпичникам и прочим мастеровым людям 2734 двора, кирпичного дела мастерам-ино- земцам и обжигальщикам под дворы и огороды 15 человекам ... и еще ямщикам»[8].

Дворцовые крестьяне

Первыми в указе упомянуты «дворцовые» крестьяне, которые заселяли дворцовые земли, служившие источником средств для содержания царского двора. Дворцовые земли появились в России еще в XVI в. при царе Иване Грозном, когда впервые было установлено различие между денежными средствами на «дворцовые потребности» и государственные нужды. На «государев обиход» было отведено до 40 городов, волостей и сел, из которых впоследствии и возникли дворцовые волости или имения, бывшие в ведомстве Приказа Большого Дворца. Эти дворцовые имения и служили источником дохода для содержания государева двора. Дворцовому ведомству принадлежали, как правило, лучшие земли, расположенные по берегам рек, в не менее чем 32 уездах, в основном в европейской части страны. В 1701 г. во владении Приказа Большого Дворца находилось около 74 684 крестьянских дворов[9].
Часть дворов дворцовых крестьян по решению государя должна была переводиться из центральных губерний в Ингерманландию для усиления русского элемента в этих малолюдных местах, тем более, что на «нерадение туземцев ижорян и латышей никак не можно было положиться»[10].
В указе Петра было прописано и выделение большого числа земель в Ингерманландии под дворы «мастеровых людей» всяких ремесел. В эти годы велось активное строительство Петербурга, и была большая потребность в мастеровых и материалах. Петр, изучая окрестности новой столицы, очень высоко оценил юго-западные земли, примыкавшие к Петербургу. Он наметил здесь места для организации нужных производств.
Основание Красного Села Узкая и стремительная река Дудергофка, имея падение в 11,24 сажен, после устройства плотин и шлюзов могла быть использована как источник энергии для многочисленных мельниц[11]. В 1709 г. Петр выбрал здесь место для строительства первой в России бумажной фабрики. В 1714 г. Дудергофка была перекрыта, и этот год считается годом основания Красного Села.
Мастеровых для фабрики набрали из солдат и других казенных людей, направлялись сюда и пойманные полицией «беспашпортные бродяги, родства непомнящие», как мужчины, так и женщины. Люди навечно прикреплялись к фабрике и не могли покинуть ее по своему усмотрению[12].
Фабрика начала выпускать бумагу в 1716 г. С этого же времени стали заселять Ингерманландию дворцовыми крестьянами. 13 декабря 1715 г. государь дал повеление «чтоб из дворцовых волостей выбрать крестьян для переведения в Санкт-Петербургскую мызу. Брать из пашенных крестьян, а из непашенных, бобылей, вдов и которые по миру бродят не брать, в тот вывод взять с волостей пашенных крестьян указанное число добрых, нескудных и семьянистых»[13]. Для исполнения повеления Приказом Большого Дворца были направлены нарочные чиновники и указы, по которым стали выбирать для переселения семейства зажиточные, многолюдные — с большим количеством рабочих рук[14].
В район будущего Красного Села переселяли дворцовых крестьян из Московской губернии. Берега Дудергофки осваивали бывшие жители подмосковного села Красного Коломенского уезда. Им было оставлено название их родного села, а также слобод, из которых состояло село, — Павловская, Коломенская и Братошинская. Так появилось под Петербургом новое дворцовое село Красное Копорского уезда[15].
Хозяйственная политика Дворцового ведомства
Переселение крестьян было одним из приемов хозяйственной деятельности владельцев дворцовых земель. Практиковалось оно, безусловно, в интересах государства и хозяев для освоения малонаселенных имений. Однако на новые места крестьян переселяли насильственно: ни жалобы, ни просьбы, ни даже открытые протесты не брались во внимание. Управитель зачитывал указ о назначении из данного села крестьян к переселению в Петербургскую губернию и оглашал список семей, назначенных к переезду. Крестьяне-переселенцы под угрозой наказания скрепляли «заручный реестр», что якобы свидетельствовало об их «добровольном желании переселиться». Затем от каждой семьи выделялось обычно по два человека для постройки домов и распашки полей на новых местах. Доставляли крестьян под воинским конвоем, поскольку добровольно из центральных районов в Петербургскую губернию они переселяться не хотели. Про переселенцев в документах не говорилось, что они уехали или просто отосланы на новые места жительства, в ходу были такие выражения, как «взяты командою» или «доставлены». Не желая переселяться, некоторые семьи убегали[16].
Осваивать новые места приходилось непосильным трудом. Не один год после переселения бедствовали и крестьяне Красного Села. Имеются об этом сведения в Российском государственном архиве древних актов. В одном из документов сообщается: «За скудными крестьянами с. Красного, переселенцами из с. Коломенского, с 1724 по 1726 годы числятся хлебные долги»[17].
Дворцовые крестьяне были прикреплены и к земле и к их владельцу — государю. Они были обложены многочисленными повинностями и платежами. В инструкциях дворцовой администрации постоянно напоминалось, что крестьяне во всем должны быть ей подвластны и что им не разрешается «управлять собою, а во всем поступать по инструкциям». Они не имели права свободно покидать или менять место жительства. Указ 1723 г., в подтверждение прошлых указов, прямо оговаривал: «Крестьянам дворцовым быть в тех селах и волостях, где они в подушных сказках записаны». Этим крестьянам запрещалось также приобретать недвижимое имущество[18].
Дворцовые крестьяне были малочисленнее других категорий крестьянства, но доля их в общем числе довольно значительна. По данным «табели о числе душ» можно приблизительно вычислить процентное соотношение основных групп крестьян в первой половине XVIII в.: государственные (казенные) крестьяне — около 30%, помещичьи — около 50%, церковные — около 12%, дворцовые — около 8%[19].
Ношу тяжелого, почти рабского труда несли на своих плечах красносельские жители, но постепенно их жизнь налаживалась. Обустраивались крестьянские усадьбы, высаживались сады, устраивались огороды.
В дворцовых селениях Петербургской губернии имелись комплексы жилых построек и хозяйственных заведений[20]. В Красном Селе еще при жизни Петра были заведены деревянные «царские хоромы» для государевых приездов, [21] построена и деревянная церковь в память Святой Великомученицы Екатерины [22].

Основание Троицкой церкви

В 1733 г. был дан из Духовного правления указ о строении в Красном Селе церкви каменной, во имя Святой Троицы. Дело о постройке каменной церкви взамен сгоревшей деревянной возникло после того, как ее величество пожертвовала на строительство 350 рублей[23]. Церковь Святой Троицы имеет для Красного Села огромнейшее значение. Претерпев множество потерь, она, видимо по Божьей воле, сохранилась до настоящего времени, поэтому небезынтересно знать о событиях, предшествующих ее основанию. Нужно вернуться на 25 лет назад, к 1708 г., когда сами Романовы — царская семья — стали жителями Петербурга. Царь «выписал» их в новую столицу из Москвы и 20 апреля встречал под Шлиссельбургом. Семью составляли сын Петра царевич Алексей и восемь женщин, в число которых входили родные сестры — Федосья, Мария и Наталья — и две снохи, вдовы покойных братьев — Марфа Матвеевна и Прасковья Федоровна. Последняя, Прасковья Федоровна, вдова царя Ивана Алексеевича, привезла с собой трех своих дочерей: Екатерину, Анну и Прасковью. Средней дочери Анне суждено было в будущем занять важное место в российской истории. А событие, которое круто изменило ее судьбу и повлияло на течение жизни всего государства, свершилось именно в этих местах, где через некоторое время возникло Красное Село.
Анна Иоанновна
Анна родилась 28 января 1693 г. и была одной из последних московских царевен. Если бы не новые порядки, заведенные ее венценосным дядей, прожила бы она, как ее предшественницы, всю свою жизнь в Московском Кремле и подмосковном Измайлове. Замуж русских царевен еще со времен Киевской Руси не выдавали. Свои князья и бояре по челобитной считались их холопами, выходить замуж госпоже за раба было позорно, а иноземные королевичи не годились в супруги из-за различия в вероисповедании, переход же в другую веру считался ее поруганием, что в те времена было недопустимо. Такими были старые московские обычаи.
Петр же хотел связать династию Романовых с правящими родами Европы. Для пользы «Государству Российскому» он решил выдать Анну за племянника прусского короля, герцога Курляндского Фридриха Вильгельма. Этим браком он предполагал закрепить положение России на вновь завоеванных прибалтийских территориях.
31 октября 1710 г. только что познакомившиеся молодые люди, которым тогда исполнилось по 17 лет, были торжественно обвенчаны. 8 января 1711 г.
герцогская пара по Нарвскому тракту была отправлена в Курляндию. На следующий день в дороге произошло несчастье: в Дудергофской мызе, на первом яме (почтовой станции) герцог внезапно умер. По одной версии, произошло это с ним из-за перепоя. Говорили, что якобы накануне не привыкший к кутежам, слабый здоровьем, худосочный юноша позволил себе состязаться в пьянстве с самим Петром. По другой версии, он в дороге заразился оспой, которая в тот год свирепствовала в Нарве[24].
Прощание с покойным герцогом Курляндским происходило здесь же, в кирхе местного лютеранского прихода. На церемонии присутствовала вся царская семья во главе с Петром I. По ее окончании траурная процессия с эскортом из 400 кавалеров двинулась в Митаву, где тело герцога было захоронено в склепе родового замка. Юная вдова вернулась в Петербург, в этот раз так и не доехав до нового места жительства. Можно предполагать, что одолевали ее тогда беспокойные мысли о будущем. Анна стала ожидать решения своей дальнейшей судьбы. Ждать пришлось недолго — ее не выдали снова замуж, не отправили в монастырь, а осенью 1712 г. Петр приказал ей следовать в Курляндию, той же дорогой по Нарвскому тракту, где застало ее несчастье полтора года назад. Эти места герцогине Анне пришлось видеть еще не раз, в Курляндии она прожила 18 безрадостных лет и при любой возможности приезжала в Россию. По знакомой дороге вернулась она, уже в последний раз, в 1730 г., чтобы занять Российский престол.
Время правления Анны Иоанновны неоднозначно, да и личность самой императрицы вызывает мало симпатии, но, как все смертные, кроме незавидных качеств, имела она и положительные черты характера. Анна Иоанновна была глубоко верующим человеком. Старинное московское благочестие воспитывал в ней архимандрит Варлаам, имевший с императрицей давние отношения.
В миру Василий Антипеев с 1692 г. служил священником придворной церкви в Кремле и был духовным отцом Анны в ее московском детстве и юности. В 1700 г. отец Василий постригся в монахи под именем Варлаама, а в 1726 г. Екатерина I назначила его архимандритом Троице-Сергиева монастыря. Анна Иоанновна была всей душой привязана к Варлааму, поэтому, когда она взошла на престол, старинный Троице-Сергиев монастырь был признан главною обителью империи, чего он был лишен в 1725 г. Варлаама Анна вызвала в Петербург, и он снова стал ее духовником. В годы, проведенные при дворе, летом он жил на приморской даче недалеко от Стрельны. На подаренных ему императрицей землях рядом со Стрельной он основал пустынь, считавшуюся подворьем Троице-Сергиева монастыря. В 1734—1736 гг. владения пустыни были расширены, возведены различные постройки, сюда были поселены монастырские крестьяне. Так в дальнейшем сложился великолепный комплекс Троице-Сергиевой пустыни, один из первых архитектурных ансамблей в пригороде Петербурга.
В эти же годы появилась взамен сгоревшей деревянной Троицкая церковь в Красном Селе. В новой каменной церкви справа от входа имелась доска со свидетельстпованием: «Во имя Господне основание фундамента сего Святаго Храма Живоначальной Троицы Святыя великомученицы Екатерины положено при державе благочестивейшая самодержавнейшая великая государыни императрица Анны Иоановны самодержицы всероссийская в 4-ое лето Благочестивыя Державы Царства Лето Господне 1733 года августа 16 дня при управителе Дмитрии Парфенове и мастере Бланке»[25]. При церкви существовало кладбище с надмогильными крестами и плитами. Впоследствии, уже в XIX в., кладбище было уничтожено по распоряжению Николая I, потому что соседство кладбища с располагавшимися поблизости императорскими дворцами было нежелательно, высокие особы «изъявляли боязнь», могильные холмы были срыты, памятники, кресты и плиты уничтожены или зарыты в землю. Новое кладбище было отведено за версту с четвертью от церкви[26].

Соединение дворцовых имений с государственными

Следующие годы правления Анны Иоанновньг и два десятилетия при Елизавете Петровне для Красного Села особых перемен не принесли. Государыни появлялись здесь нечасто. Красное Село продолжало развиваться как дворцовое село аграрно-промышленного назначения. Иногда здесь устраивались царские охоты, поскольку окрестные леса изобиловали различной дичью.
В середине XVIII в. поменяла владельца построенная при Петре казенная бумажная фабрика. Барон Сивере упросил Елизавету Петровну отдать ему фабрику с тем, что он расширит производство и будет поставлять бумагу в государственные учреждения по более низкой цене. 10 марта 1753 г. в контору строений Царского Села была прислана «преморим» с распоряжением ее величества о том, чтобы находящуюся при селе Красном казенную бумажную мельницу отдать в вечное и потомственное владение действительному камергеру и кавалеру барону фон Сиверсу, с обязанностью отпускать во все присутственные места приготовляемую на ней бумагу с уступкою в пользу казны от каждой стопы по 10 копеек[27].
Когда в 1762 г. Российский престол заняла Екатерина II Великая, начались многие преобразования в государстве. Изменения не обошли стороной и дворцовое хозяйство. Для лучшего руководства и экономии было произведено соединение управления дворцовых крестьян и казенных. «Истинное правило хозяйства есть такое, чтобы все домостроительство зависело от одного главного места»[28]. Заведование и теми и другими крестьянами было возложено на губернские казенные палаты. Дворцовая же канцелярия, в ведении которой находились дворцовые крестьяне, была упразднена. Императрица добивалась единства в финансовом управлении, кроме того, содержание императорского дома стало требовать больших средств, потому что, во-первых, на то время семья возросла количественно, во-вторых, значительно повысились цены на предметы потребления. На содержание двора стали отпускаться определенные суммы, выделяемые из государственной сметы[29]. Сначала вместе с дворцовыми землями были объединены с государственными и личные владения императрицы, но позже имение Село Царское снова стало управляться Собственной конторой строений Села Царского. Контора строений пыталась изыскать способы увеличения доходов, и в связи с этим в документах имеется очень интересное упоминание о Красном Селе.
Назначенный еще императором Петром III главным директором Канцелярии строений дворцовых домов и садов И. И. Бецкой в августе 1762 г. предложил Екатерине II ряд мероприятий для улучшения хозяйствования. В то время из казны на Царское Село выделялось 15 тысяч рублей, а по расчетам главного директора «на содержание всех дворцовых строений во всегдашней целости и исправности» требовалось не менее 25 тысяч рублей. Бецкой предложил Екатерине: «Не благоволено ли будет повелеть приписать Село Красное к Селу Царскому, подобно как и приписаны села к Петергофу», чтобы покрыть недостаток денег. До этого в Красном Селе был управляющим майор Федот Удолов, который так организовал работу красносельских крестьян, что добился высоких результатов в получении доходов от имения. Предлагалось «ввести этот же порядок» в собственном имении императрицы, «на что самих крестьян большая часть была согласна». По мнению Бецкого, это мероприятие дало бы дополнительно 7 тысяч рублей, но предложение о присоединении Красного Села к собственной вотчине государыни та не одобрила. Она приказала сократить расходы «до самой крайности», не производить никаких новых строений — «делать всевозможное попечение об экономии», чтобы обойтись суммой 15 тысяч рублей, выделяемой казной. Бывший же красносельский управляющий Федот Удолов был переведен управляющим Царского Села[30]. Таким образом, в 1762 г. Красное Село не попало в личное владение императрицы Екатерины II. Стало оно собственностью другой государыни уже после смерти Екатерины. В 1796 г. новый император Павел Петрович пожаловал село Красное с мызами и деревнями своей супруге Марии Федоровне[31]. Оно стало управляться ведомством правления города Павловска.

Хозяйка Красного Села

При жизни Екатерины ее сын Павел был отстранен от государственных дел. Отношения его с матерью были сложными и неприязненными. Судьба обрекла Павла Петровича на постоянные жизненные драмы, непросто поначалу складывалась и его семейная жизнь. Женитьбой будущего наследника престола мать занялась сразу же после его совершеннолетия, но выбор первой невестки оказался неудачным. Принцесса Вильгемина Гессен-Дарм- штадтская, которая в России стала называться великой княгиней Натальей Алексеевной, оказалась женщиной со скрытным честолюбивым характером. Обстоятельства ее личной жизни — любовная связь с Андреем Разумовским, тайные политические замыслы — получили огласку только после ухода ее из жизни. Безвременная кончина произошла при родах в апреле 1776 г., через три года после замужества. Из-за несчастного случая в детстве у великой княгини было искривление таза, что и стало причиной смерти.
Уже через полгода осуществился новый брачный проект. Екатерина II еще в 1768 г. обратила внимание на Софию-Доротею Вюртембергскую. Принцесса София — такое имя носила и сама Екатерина Великая до приезда в Россию — тоже родилась, как и она, в Штеттене, где отец принцессы, Фридрих Евгений Вюртембергский, опять-таки, как и отец Екатерины, командовал войсками, наконец, она была племянницей великого Фридриха, который покровительствовал и самой Екатерине. Но тогда София-Доротея была слишком молода для замужества.
Павлу принцесса очень понравилась, как и его матери: «Она именно такова, какую хотели: стройна, как нимфа, цвет лица белый, как лилия, с румянцем наподобие роз; прелестнейшая кожа на свете, высокий рост с соразмерной полнотою и легкость поступи. Кротость, доброта сердца и искренность выражается у ней на лице. Все от нее в восторге, и тот, кто не полюбит ее, будет не прав, так как она создана для этого и делает все, чтобы быть любимой. Словом, моя принцесса представляет собою все, что я желала, и вот я довольна». Сентиментальная принцесса влюбилась в великого князя не менее, чем он в нее. «Великий князь, очаровательнейший из мужей, — писала она. — Дорогой мой муж — ангел. Я люблю его до безумия». В конце августа 1776 г, София Доротея прибыла в Царское Село, через несколько дней перешла в православие и получила имя Марии Федоровны, а в конце сентября вступила в брак с великим князем Павлом Петровичем и получила титул великой княгини. В ноябре 1796 г., после вступления на престол императора Павла 1, получила титул императрицы. Из десяти детей Павла I и Марии Федоровны два сына стали императорами, а две дочери королевами. В царствование своих сыновей, императоров Александра I и Николая I, она была неутомимой, заботливой попечительницей благотворительных и воспитательных учреждений. В институтах, приютах, больницах она появлялась регулярно, наводила порядок, приносила благоденствие. В императорской семье вдовствующая императрица Мария Федоровна имела непререкаемый авторитет.
С ее именем связана история российского призрения. Ее деятельность стала замечательной страницей мировой филантропии. В царской России была учреждена награда — Мариинский знак отличия, в 1914 г. должны были поставить памятник Марии Федоровне перед Смольным собором, но этому помешали война и революция[32].

Красное Село при императрице Марии Федоровне

Конечно, став владелицей Красного Села, императрица и на него направила свою заботу и попечение. При ней сразу же приобрело широкие масштабы строительство. Сохранились планы, судя по которым, в Коломенской слободе строились дома, «при которых наружные стены каменные, а внутренние деревянные, каждый дом разделен на два отделения». В Братошинской слободе показаны 120 деревянных домов с обозначением земли под сады и огороды, обозначены также погоревшие крестьянские дома[33].
Мария Федоровна организовала устройство в Красном Селе больницы или, как тогда называли, госпиталя, в котором могли лечиться жители Красного Села и окрестностей[34]. В то время заботой о здоровье крестьянского населения в России никто не занимался, и поэтому появление в Красном Селе лечебного учреждения было исключительной редкостью.
Особое внимание Мария Федоровна уделяла красносельской Троицкой церкви. Церковь и причт перешли в заведование Павловского городского управления и находились под непосредственным покровительством государыни-императрицы. Благодаря содействию Марии Федоровны церковь обрела одну из своих основных святынь — икону праведного Симеона Богоприимца[35]. В архивах церкви точных данных об этой иконе не имелось, но по некоторым документам и частным свидетельствованиям было известно следующее. 11 мая 1800 г. крестьянин Василий Кисляков, работая на своей пашне, в 7 часов утра увидел, как неожиданно у края небольшого холма вырвалась фонтаном с очень сильным напором мощная струя воды, разбросав вокруг огромные глыбы земли. Образовалась промоина с водяным ключом посередине. В этой промоине была найдена икона с изображением образа Святого Праведного Симеона Богоприимца с младенцем Иисусом на руках в центре, а по краям были нарисованы картины событий жизни Святого Симеона. Место, где была найдена эта реликвия, находилось на выезде из Павловской слободы, с правой стороны от дороги по направлению из Красного Села к Петербургу.
Люди, узнав о произошедшем, истолковали его как знак особой к ним Божьей милости и немедленно сообщили обо всем местным священнослужителям. Те, не доложив епархиальному начальству, не получив его разрешения, собрали весь приход и торжественным крестным ходом понесли образ в церковь и водворили его там. Подобную вольность, конечно, церковное начальство одобрить не могло, и митрополит Амвросий распорядился прекратить «злоупотребления», принять меры о неразглашении слухов об образе, а провинившихся попов лишить места и отдать под суд. Но поскольку церковь находилась в имении императрицы, то эти меры должны были быть обсуждены с ней, и высочайшим повелением приказано оставить образ в красносельской церкви.
Никакого исследования места, где была найдена икона, и самой иконы не производилось, но, несмотря на это, все годы нахождения образа в церкви к нему было благоговейное усердное поклонение. Множество христиан из разных мест с верой и надеждой приходили, чтобы получить от святыни либо исцеление, либо утешение. Сама Мария Федоровна очень чтила эту икону, она пожаловала на нее драгоценный перстень с зеленым яхонтом в середине, обложенным вокруг крупными брильянтами. Через годы, при посещении в очередной раз красносельской церкви, император Александр II рассказал о том, что, будучи еще маленьким мальчиком, приходил сюда с бабушкой Марией Федоровной к образу Святого Симеона Богоприимца помолиться, а старенький священник поднимал его на руках, чтобы ребенок мог приложиться к священной иконе.
Место, где найден был образ, огородили срубом, позже его заменили деревянной часовней, а впоследствии перед часовней построили на средства местного обывателя Бородулина вторую, каменную. К этим часовням каждый год 11 мая из Красного Села совершался крестный ход с иконой Симеона Богоприимца.
В 1822 г. из-за особого почитания явленного образа для него сделали в церкви отдельный теплый придел в юго-восточной части храма на месте прежнего Свято-Екатерининского придела[36].

Передача Красного Села в Уделы

Вдовствующая императрица Мария Федоровна умерла в 1828 г., но Красным Селом она владела не до конца своей жизни. После убийства мужа, императора Павла I, с 1801 г. она оставалась преданной и любящей матерью и помогала во всем своим детям, в том числе и в государственных делах сыновьям — императорам Александру и Николаю. Все члены ее многочисленной семьи относились к Марии Федоровне с большим уважением и высоко ценили ее. В 1819 г. император Александр I обратился к матери с просьбой пожаловать Красное Село в Удельное ведомство, потому что считал это место удобнейшим в окрестностях Петербурга для проведения учебных маневров гвардейских войск[37].
Первые военные тренировки в районе Красного Села проводились еще в начале XVIII столетия Петром I. Великий государь придавал огромное значение экзерцициям — учениям войск — и сам написал «Устав воинский о экзерциции, ...о подготовлению к маршу, званиях и о должности полковых чинов», входящий в «Петра Первого великого российского самодержца, собственноручные для военной битвы правила»[38].
Местность в районе Дудергофских высот с холмистым рельефом, обильными источниками чистой воды, лугами и пастбищами, расположенная недалеко от столицы, при Петре использовалась для военных учений в течение нескольких лет. После его смерти военные сборы стали редкостью. Только при Екатерине II в 1765 г. вышло повеление: «Возобновить забытые Петровские порядки, обратить внимание на захиревших детей Петра, армию и флот». В июне 1765 г. в Красном Селе состоялись военные сборы и большие лагерные маневры[39]. Следующие сборы проводились только в 1820 г. в царствование Александра Павловича. Красное Село, в котором с мызами и деревнями числилось 3760 душ и около 30 тысяч десятин земли, было передано вдовствующей императрицей Марией Федоровной в Удельный департамент в 1819 г. и стало служить впоследствии постоянным местом учений гвардейских войск[40]. Красное Село теперь стало называться удельным имением.
«Учреждение об императорской фамилии» Что стоит за этим названием, что представляли собой удельные имения? Их новая история началась несколько раньше, когда после кончины Екатерины российский престол занял ее сын Павел.
Коронование императора Павла состоялось 5 апреля 1797 г. В этот день им был издан законодательный акт «Учреждение об императорской фамилии», в котором устанавливался порядок престолонаследия «на незыблемом основании». В этом же году были установлены источники, размеры и средства содержания членов царствующего дома. Первый параграф закона гласил: «Желая сколько обеспечить состояние фамилии нашей, сколько облегчить расходы государства, определяем быть удельным имениям, а для того назначаем отделить от государственных владений определенную раз и навсегда часть деревень».
С этого времени на постоянном содержании казны оставались император, его мать, императрица и наследник. Прочие же дети с момента совершеннолетия или с выхода в замужество переходили на содержание «удельного капитала», собираемого в виде оброка с крестьян выделенных по царскому указу имений (на то время их площадь составляла около четырех миллионов десятин земли в 36 губерниях, а население превысило миллион человек). Дворцовые деревни и волости, выделенные для этих целей, получили название удельных имений, а крестьяне, закрепленные за этими землями, стали называться удельными[41]. Для управления вновь образованным удельным имуществом тем же законом было учреждено отдельное ведомство — Департамент уделов. Хотя крестьяне нового ведомства получили другое название, это были те же крестьяне, которые прежде назывались «дворцовыми», при правлении Екатерины II объединенные с государственными.
Введение этих преобразований объяснялось тем, что, взойдя на престол, Павел I нашел финансовое положение государства в расстроенном состоянии, а начав изыскивать средства, которых недоставало для содержания царского дома, сделал вывод, что бывшие дворцовые имения дают малый доход. Предполагалось, что новая структура сможет улучшить положение.
Департамент уделов обязан был, во-первых, через подчиненные ему местные учреждения управлять удельными имениями, делая все возможное для увеличения доходности, и заботиться о благосостоянии крестьян, живших в имениях. Во-вторых, как исполнитель «Учреждения об императорской фамилии» он должен был из получаемых с удельных имений доходов производить все те выплаты ежегодного содержания, которые по данному закону каждому из лиц императорского дома были назначены. Для руководства вновь образованным учреждением был назначен особый министр Департамента уделов.
Также были определены размеры подушного налога с крестьян, проживавших на удельных землях. Первые годы он составлял 3 рубля 50 копеек с души, в последующие, с 1810 по 1823 г., оброк постепенно повышался, но все же был несколько меньше оброка крестьян помещичьих имений. Жизнь всех категорий крестьян в России была очень тяжелой и бесправной. Как и прежде дворцовые, удельные крестьяне во всем должны были подчиняться поставленному над ними начальству, не могли самостоятельно заключать какие-либо договоры без ведома и разрешения управляющего, не имели права покидать свои поселения, не имели паспортов.
В известном стихотворении Н. А. Некрасова «Размышления у парадного подъезда» имелся в виду подъезд здания (Литейный пр., д. 39, дом Пашкова), где в то время помещался Департамент уделов. Пронзительные, проникнутые горечью и сочувствием к народу стихи о положении российского крестьянства поэт создал под впечатлением удручающей сцены унижения простых людей, крестьян — кормильцев страны, которые пришли, видимо, с какими-то прошениями к большому начальству. На первом этаже здания была квартира руководителя департамента, а Некрасов наблюдал происходящее из окон своего дома, располагавшегося напротив, на другой стороне проспекта.

Новый статус Красного Села

С 1823 г. главным предназначением Красного Села стало обеспечение летних учений гвардейских войск. Финансирование строительства и содержание всех построек стало осуществляться Департаментом уделов. Для управления имением учреждена была особая удельная Красносельская контора.
С этого времени началось коренное преобразование всех аспектов жизни аграрно-промышленного поселения, каким Красное Село было до того. Постепенно оно стало превращаться в поселок городского типа, а в летнее время получало «столичный» статус, на три месяца становясь «военной столицей» Петербурга. В Красносельские лагеря часто приезжали члены императорской семьи, множество самых высокопоставленных, знаменитых людей России и иностранных гостей. «Столица» должна была иметь соответствующий облик, удобные помещения для высоких особ, различные служебные постройки и многое другое.




Категория: История Красного Села и Дудергофа | Просмотры: 3274 | Рейтинг: 4.6/7 | Добавлено: 25 Сентября 2010 | Добавил: suslik
Всего комментариев: 0
avatar
Профиль
Вторник
11 Декабря 2018
14:33:27


Страница входа

Регистрация
Информеры


Статистика

Пользователей:
Всего: 268
Новых за месяц: 16
Новых за неделю: 3
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 0

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Пользователи онлайн:

Сегодня сайт посетили:
AxiosTiger, DINGO5735

Поздравляем
с Днём Рождения:

rusgates(38), witeg52(66), grizzlik(46), Фикус(46)

Статистика материалов:
Новостей: 2168
"Новый Красносел": 10144
Фотографий: 1353
Статей сайта: 95
Объявлений: 31
Форум(тем/постов): 1177/9471
Игр: 2
Фирм в справ-ке: 132
Комментарии: 3847
Гостевая: 130
 
Copyright © 2006 - 2018 KrasnoeSelo.su Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru