Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города
 
Меню сайта
Радио
Ссылки
По вопросам размещения рекламы свяжитесь с администрацией:
отправить письмо

Наша Кнопка
Красное Село - сайт города
Код кнопки для сайта:

Код кнопки для форума:

Копилка
Поддержите проект!

WebMoney
R615119138837
Z385561509097
E152247362071
U231881284928

Яндекс Деньги
41001115701328

PayPal
Наш Опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 755
Статьи о Красном Селе
Главная » Статьи о Красном Селе » История Красного Села и Дудергофа » Первая отдельная бригада морской пехоты в боях на Красносельском направлении [ Добавить статью ]

03 Апреля 2018

Первая отдельная бригада морской пехоты в боях на Красносельском направлении

1-я отдельная бригада морской пехоты (ОБМП) Краснознаменного Балтийского флота была сформирована в июне 1939 года на базе Кронштадского крепостного полка. До Великой Отечественной войны бригада участвовала в Зимней войне 1939-1940 гг. Моряки-пехотинцы брали Койвисто (ныне Приморск), занимали острова Выборгского архипелага, высаживались десантом на островах Сескар и Гогланд. После окончания советско-финляндской войны 1-я ОБМП базировалась на острове Койвистонсаари (Большой Березовый). В начале 1941 года в составе бригады было четыре отдельных батальона морской пехоты со своими штабами и службами, а также артдивизион. Личный состав бригады насчитывал 4500 человек. Командовал бригадой полковник Терентий Михайлович Парафило.

Перед самой войной, в начале июня 1941 года 1-я ОБМП была передислоцирована в Главную базу КБФ - Таллин. Из Таллина бригада походным маршем перешла на мыс Суурупи. Здесь и застала бригаду война с Германией. 4-й батальон бригады был направлен на остров Гогланд, где держал оборону до конца октября 1941 года.

Впервые с противником бригада столкнулась 11 июля в районе поселка Марьямаа в 60 км к юго-западу от Таллина. Немцы заняли город Пярну и продвигались дальше на север по направлению к Таллину. Против них выступил 2-й батальон бригады под командованием майора А.З. Панфилова и танковая рота А.В. Светлова. В течение четырех дней боев морские пехотинцы нанесли противнику большой урон, остановили его и даже заставили на время отступить. Эти бои под Марьямаа имели большое моральное значение. После двух с половиной недель столь успешного наступления по Прибалтике немцы впервые ощутили такое сильное сопротивление. Именно тогда они прозвали морских пехотинцев «черными дьяволами».

Боевые действия под Марьямаа возглавлял и координировал взаимодействие с другими частями зам. комбрига по строевой части полковник И.Г. Костиков. По решению военного Совета КБФ от 30 июня 1941 года для оказания помощи сильно ослабленным частям 8-й армии в районе Пярну был сформирован отряд морских пехотинцев под командованием И.Г. Костикова, который почти месяц отражал атаки противника. В него входил 3-й батальон капитана В.В. Сорокина и отряд краснофлотцев-добровольцев с боевых кораблей. Позже в сводный отряд влились два инженерно-строительных батальона, 8-й пограничный отряд и бойцы эстонских истребительных батальонов.

В период осады и штурма Таллина с 20 по 28 августа 1941 года 1- я ОБМП была основным ядром восточного и южного секторов обороны города. Восточные подступы к Таллинну оборонял 2- й батальон майора А.З. Панфилова. Это направление было основным. На южном участке обороны Таллина сражался 1-й батальон бригады под командованием капитана М.Е. Мисюры.

Стойко и мужественно дрались бойцы морской пехоты. По несколько раз в день они переходили в контратаки, уничтожая в рукопашном бою наседавших немецких солдат. Но силы защитников Таллина таяли. Стал ощущаться недостаток в оружии и боеприпасах. 21 августа армейские и флотские части предприняли несколько контратак, но они успеха не имели. Моряки отряда полковника И.Г. Костикова за этот день отбили 5 атак противника, но к вечеру были потеснены. Немецкие войска медленно продвигались вперед и 22 августа достигли рубежа, расположенного в 12 км от Таллина.

К полудню 23 августа бои уже шли на рубеже реки Пирита. Отряд Костикова оборонялся в 16 км от населенного пункта Палдиски. Немцам удалось полностью окружить отряд. Моряки заняли круговую оборону и в течение всего дня отражали атаки врага. Полковник Костиков был дважды ранен, но, несмотря на ранения, оставался в строю и давал распоряжения об отходе и прорыве из окружения. Командир 3-го батальона, который составлял основное ядро отряда, В.В. Сорокин повел бойцов на прорыв. Костиков, лежа за станковым пулеметом, продолжал вести огонь по наступающим немцам, прикрывая выход остатков отряда под командованием комиссара отряда Землякова. Отстреливаясь, полковник был ранен в третий раз, и двигаться уже не мог. Не желая попасть в плен, полковник И.Г. Костиков застрелился. К ночи, оставшейся в живых части отряда удалось выйти из окружения.

25 августа противник подтянул к городу артиллерию и авиацию. Начался обстрел и бомбежка города и военно-морской базы. После артиллерийской подготовки немецкие части прорвали позиции восточного сектора обороны и стали продвигаться к окраинам города. Защитники Таллина упорно оборонялись, но силы были не равны.

В ночь на 26 августа немцы мелкими группами стали просачиваться в предместья города. Интенсивный обстрел и бомбежки Таллина вызвали большие пожары в жилых кварталах и гаванях. На улицах города сооружались заграждения и баррикады.

Утром 26 августа был получен приказ Главнокомандующего Северо-Западным направлением маршала К.Е. Ворошилова, которому флот был оперативно подчинен, об эвакуации главной базы флота в Кронштадт. Для выполнения этого приказа командованию и штабу Балтийского флота менее чем за сутки нужно было организовать отход частей с фронта и посадку нескольких десятков тысяч защитников Таллина на боевые корабли и транспорты.

К концу дня немецкие войска подошли вплотную к границе города и утром 27 августа начали наступление, стремясь, во что бы то ни стало ворваться в восточную часть города и отрезать защитникам Таллина пути отхода к пристаням. Только благодаря стойкости бойцов 22-й мотострелковой дивизии НКВД, 1-й бригады морской пехоты и 54-го отдельного батальона связи, противник не был допущен в этот день в город. В 16:00 началась погрузка на транспорты раненых, женщин и детей.

Вечером 27 августа по приказу командующего КБФ вице-адмирала В.Ф. Трибуца для обеспечения отхода войск и прикрытия их посадки на транспорты все части, оборонявшие Таллин, при поддержке батарей береговой обороны и корабельных орудий перешли в контрнаступление. В результате противник был остановлен, а местами отброшен на 1-2 км. Это позволило провести погрузку личного состава оборонявшихся частей на корабли для следования в Кронштадт.

С 21:00 войска, оставив группы прикрытия, начали сниматься с линии фронта и двигаться по указанным им маршрутам к местам погрузки. Однако, в условиях противодействия противника и из-за неопытности командования, эвакуация войск из Таллина морем прошла нечетко. Из бригады на суда не село около 300 человек. Это произошло потому, что штабом бригады был плохо организован выход подразделений бригады из боя, а также их посадка на транспорты. Командиры батальонов не знали, когда и в какую гавань отходить и на какой транспорт производить посадку.

В результате не смогли сесть на транспорты до 100 краснофлотцев и командиров из 1-го батальона капитана М.Е. Мисюры, а также почти весь 3-й батальон капитана В.В. Сорокина численностью около 200 человек. Все они были вынуждены с боями пробиваться по тылам немцев в сторону Ленинграда. Передвигались ночью лесами и болотами, нередко вступая в бой с противником. В этом переходе большинство моряков погибло. Небольшая часть раненых, в том числе командиры 1-го и 3-го батальонов, попала в плен, где почти все они умерли от голода или были расстреляны. Нескольким мелким группам только лишь в октябре удалось пробиться к Ораниенбаумскому плацдарму и выйти на позиции 5-й бригады морской пехоты, занимавшей оборону на реке Воронке. Одна группа соединилась с нашими частями в районе Чудского озера. Некоторые моряки присоединились к партизанам Ленинградской области. Из 300 бойцов, выбиравшихся из окружения по суше, осталось в живых не более 50 человек.

Но все же, большая часть личного состава 1-й ОБМП была погружена на транспорт «Казахстан» в Минной гавани Таллина. На него погрузился 2-й батальон в количестве 356 человек, а также небольшая часть 1-го и 3-го батальонов. Всего на борту «Казахстана» находилось почти 5000 человек, в том числе несколько сот раненых воинов. Некоторые бойцы из 1-го батальона попали на эскадренный миноносец «Яков Свердлов».

В 5 часов утра 28 августа транспорт «Казахстан» отошел от причальной стенки под прикрытием двух катеров МО. На внешнем рейде стояли другие корабли, готовые к выходу. Выйдя из гавани, «Казахстан» пошел на внешний рейд и занял указанное ему место в колонне каравана судов. В 12:00 транспорт «Казахстан» вместе с другими судами и боевыми кораблями в составе конвоя № 1 снялся с рейда и начал свой нелегкий путь в Кронштадт.

Выход конвоев из Таллина был обнаружен разведывательной авиацией противника, и вскоре вслед за самолетами-разведчиками над конвоями появились бомбардировщики. На отрезке от Таллина до острова Гогланд караван с воздуха не прикрывался, охрана транспортов возлагалась на корабельную артиллерию. В результате караван понес большие потери в боевых кораблях и транспортах от минных заграждений, атак торпедных катеров и особенно от вражеской авиации. В пути движения каравана транспорт «Казахстан» тоже подвергся сильным бомбежкам с воздуха.

29 августа в первой половине дня «Казахстан» выдержал восемь воздушных атак, но каждый раз, благодаря умелому маневрированию капитана В.С. Калитаева, бомбы падали в море. Но после полудня «Казахстан» атаковали около десяти «Юнкерсов-87». Из трех десятков сброшенных бомб две попали в среднюю часть судна. Было выведено из строя рулевое управление, повреждена машина, погибли многие из команды судна, а также командиры, бойцы и весь орудийный расчет зенитчиков. Капитан Калитаев был выброшен за борт взрывной волной, но вскоре был подобран подводной лодкой Щ-322. На судне возник пожар, началась паника. Люди, боясь утонуть вместе с кораблем, прыгали за борт...

Однако «Казахстан» горел, но не тонул, т.к. в подводной части судна пробоин не было. Второй помощник капитана Л.Н. Загорулько не растерялся и возглавил борьбу за спасение судна. Оставшиеся члены экипажа вместе с моряками-добровольцами сумели потушить пожар. Потерявший управление и ход «Казахстан» приткнулся к отмели у острова Вайндло. На остров высадили 2300 бойцов и командиров. Их подобрали корабли го-гландского отряда прикрытия и эвакуировали сначала на остров Гогланд, а потом — в Кронштадт. Но на транспорте оставалось еще более двух тысяч человек. В конце концов, оставшиеся в строю члены команды смогли исправить рулевое управление и машину, и 2 сентября избитое судно благополучно добралось до Кронштадта. Героические действия экипажа «Казахстана» были отмечены в приказе Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина № 303 от 12.09.1941 г. Все члены команды «Казахстана» за проявленное мужество и умение были награждены орденами, а вот капитана Калитаева постигла весьма печальная участь. Спасенный из воды, он прибыл в Кронштадт на несколько дней раньше своего транспорта, за что его расстреляли «как труса и дезертира». Много лет спустя, его посмертно наградили орденом Боевого Красного Знамени.

Еще более трагическая судьба была у эсминца «Яков Свердлов», на котором вместе с другими бойцами находились и морские пехотинцы из 1-й бригады. Около 16 часов 28 августа эскадренный миноносец начал движение в Кронштадт в составе отряда кораблей главных сил. Вечером того же дня в 20:50 эсминец «Яков Свердлов», пересекая линию минного заграждения у острова Мохни, подорвался на мине, переломился и затонул в течение пяти-шести минут. Погибло 114 человек. Оставшихся в живых людей подобрал катер-охотник и доставил их в Кронштадт.

Отряды боевых кораблей прибыли в Кронштадт 29 августа в 18 часов. Утром 30 августа пришли остальные уцелевшие суда. Во время Таллинского перехода (не считая потерь в самом Таллине и потерь обеспечивающих сил) флот потерял 17 боевых кораблей, катеров и подводных лодок и не менее 25 транспортов и вспомогательных судов. Из принятых на борт 27800 человек погибло 10900, из которых около 3000 человек - это гражданские лица.

В начале сентября все уцелевшие во время Таллинского перехода бойцы 1-й ОБМП прибыли в Кронштадт. В бригаде осталось немногим более 600 человек. Было необходимо переформирование. Формирование новой бригады происходило в корпусах учебного отряда КБФ. Штаб бригады расположился в школе оружия. Командиром бригады остался полковник Т.М. Парафило. В течение четырех суток штаб 1-й ОБМП получил пополнение из 2-х батальонов расформированной бригады курсантов, специальных подразделений Ленинградского порта и моряков с потопленных кораблей. Всех бойцов переодели в общевойсковую форму. Правда, большинство моряков оставило у себя бескозырку и тельняшку. Начальство относилось к этому снисходительно, т.к. понимало, что с этими атрибутами морской отваги краснофлотцам трудно расставаться.

5 сентября командование бригады получило приказ срочно закончить доукомплектование бригады и быть готовыми для боевых действий под Ленинградом. В течение последующих нескольких дней в учебном отряде проводились занятия. На них изучали полученное оружие: винтовки, пулеметы, гранаты. Командиры показывали, как применять бутылки с зажигательной смесью. Артиллеристы учились правилам стрельбы. Но все это делалось наспех. Многого недоставало. Пулеметов в должном количестве (согласно штатному расписанию) бригада не получила, автоматов не было совсем. Многие получили старые учебные винтовки с тщательно заваренными отверстиями в казенной части стволов. Некоторым бойцам не досталось даже таких винтовок. Командирам выдали портупеи с кобурой, но без пистолетов. Сказали, что «пистолеты отнимите у врага»...

9 сентября 1941 года бригада была полностью укомплектована личным составом. В ней стало три отдельных батальона по 950 человек в каждом, артдивизион 76-мм орудий на конной тяге, разведрота, рота связи и подразделение тыла. Общая численность бригады составляла 3500 человек. Не хватало лишь оружия. Имелось в наличии 1700 карабинов и 27 ручных пулеметов. Недостающее оружие бригада должна была получить в Ленинградском порту.

В этот же день группа армий «Север» после артиллерийской и авиационной подготовки начала наступление на Ленинград по всему фронту. Наиболее решительные действия были предприняты на юго-западном направлении. На участке фронта от Ропши до Гатчины действовали пять пехотных, две танковые и одна моторизованная дивизии из состава 4-й танковой группы и 18-й армии противника (из них одна пехотная и одна танковая дивизия введены в бой на второй день штурма). В Центральном и Красносельском секторах Красногвардейского укрепрайона завязались ожесточенные бои. Сил для сдерживания натиска немецких войск не хватало. Положение становилось угрожающим. В сложившейся ситуации командование Ленинградским фронтом решило направить на наиболее опасный для прорыва врага участок в районе Красного Села все имеющиеся резервы. К исходу дня Военный совет Ленинградского фронта принял решение передать 1-ю ОБМП в распоряжение командующего 42-й армии генерал-лейтенанта Ф.С. Иванова.

Вечером бригада выстроилась на плацу. Комбриг Т.М. Парафило объявил: «Товарищи, получен приказ переправляться в Ленинград. Оттуда пойдем в окопы!». Посадка подразделений бригады на малые суда началась уже в темноте. В ночь с 9 на 10 сентября 1-я ОБМП на самоходных десантных баржах, буксирах и вспомогательных судах была переброшена в Ленинград. К утру, все бойцы бригады были высажены на Пироговской набережной у Военно-медицинской академии, где бригаду уже ждали офицеры штаба 42-й армии.

В течение дня было необходимо получить недостающее стрелковое оружие, которое должны были выдать в Ленинградском порту. Однако с этим возникли проблемы. По прибытии в порт начальнику тыла и артснабжения сказали, что оружия нет... Артдивизион тоже не удалось снабдить нужным количеством орудий. Тем не менее, батарея 3-го батальона под командованием Н.К. Гордымова на Ленинградском Металлическом заводе имени И.В. Сталина смогла получить шесть 76-мм пушек образца 1927 года, только что вышедших из цеха. Транспортом для передвижения пушек были выносливые русские лошади. Они стояли во дворе Дома учителя (Юсуповский дворец на Мойке). Здесь же артиллеристам выдали полный комплект амуниции, седла и другие принадлежности. На шестиорудийную батарею полагалось 32 лошади: по четыре лошади для перевозки каждой пушки, остальные — для командного состава и разведчиков батареи. Но из-за недостатка лошадей батарея получила только 24 лошади с упряжью для перевозки шести орудий. Боевым расчетам пришлось следовать пешком за своими орудиями, но, по крайней мере, тягловой силой для пушек батарея была обеспечена.

Около 17 часов были поданы автобусы и грузовики для переброски личного состава бригады в район боевых действий. Машины проехали через город и выехали на Таллинское шоссе, тогда асфальтированное еще не полностью. Не доезжая несколько километров до Красного Села, караван автобусов остановил матрос с красным флажком. Дальше ехать было нельзя. Враг к этому времени уже захватил Дудергоф, Русско-Высоцкое, Лаголово. Была слышна перестрелка и разрывы мин и снарядов. Морские пехотинцы вышли из автобусов и далее следовали пешим порядком на передовую к северо-западу от Красного Села. Не успели подразделения бригады выйти на позиции, как начался минометный обстрел. Около 22 часов поступил приказ отойти в район Горелова. Между Красным Селом и Скачками бойцы остановились и расположились в противотанковом рву, где провели всю ночь и утро следующего дня.

10 сентября в 21 ч 40 мин штабом Ленинградского фронта был издан приказ № 0029 командующему 42-й армией на восстановление утраченного положения. В нем говорилось:

«Противник прорвался на фронте Высоц-кое, Скворицы в направлении Красное Село и к исходу 10 сентября 1941 г. занял Финно-Высоцкое, Лагола, Лабораторная роща, Расколово. Части 42-й армии остановили продвижение противника на этом рубеже.

Дерзкий прорыв врага угрожает дальнейшим развитием его продвижения в направлении Красное Село и окрыляет надежды зарвавшихся фашистов подойти вплотную к Ленинграду, если не ликвидировать в самом начале этот прорыв и не разгромить прорвавшихся частей пехоты и танков противника.

Для выполнения этой задачи мною сосредоточено в распоряжение командующего 42-й армии 500 сп, отдельная морская бригада и два батальона танков. Кроме того, к 8.00 11 сентября в район Разбегай выходит 11 сд.

Приказываю:

1. Объединенными усилиями этой группы войск, авиации, танков разгромить, и уничтожит высоцко-скворицкую прорвавшуюся группу противника.

2. Наступление начать в 12.00 11 сентября, нанося концентрический удар в направлениях Тайцы, Тихвинка, Скворицы и Алакюля, Высоцкое...

6. Командующему 42-й армией генерал-лейтенанту Иванову лично руководить контрударом, организовав вспомогательный пункт управления в районе Красное Село...

Командующий войсками Ленинградского фронта К. Ворошилов
Член военного совета фронта секретарь ЦК ВКП (б) А. Жданов
Начальник штаба фронта полковник Городецкий».


Вечером 10 сентября в бригаду приехал офицер из штаба 42-й армии и передал приказ командарма: «Бригада к шести часам утра 11 сентября должна быть готова к наступлению». Конкретная задача и район действия будут указаны дополнительно. Одновременно он сообщил, что бригаде придается батальон автоматчиков в количестве 350 человек.

Поздно вечером комбриг Т.М. Парафило приказал начальнику оперативного отделения штаба 1-й ОБМП капитану Я.С. Жигареву поехать в штаб 42-й армии и доложить командующему армии о недостаче в бригаде стрелкового оружия, артиллерии и ручных гранат. Взяв ведомость о боевом и численном составе бригады, Жигарев поехал в штаб армии, который находился в Пулкове. Вот как он вспоминает встречу с командующим фронтом К.Е. Ворошиловым на командном пункте 42-й армии:

Прибыв туда, я подробно обо всем доложил начальнику штаба. Не успел я закончить доклад, как меня прервал вошедший в блиндаж член военного совета армии.

- Вы что говорите капитан? «Не можем наступать?» Да за такие слова надлежит расстреливать.

В это время в блиндаж, пригнув голову, вошел командующий фронтом К.Е. Ворошилов.

- Кого это вы расстреливать собираетесь? - поинтересовался он. - В чем дело, моряк?

Климент Ефремович выслушал меня и спокойно сказал:

- Все законно. Товарищ начальник штаба, прикажите немедленно все выдать из арсенала.

Потом маршал спросил меня, какое у моряков настроение, умеют ли они действовать на суше. На все вопросы я дал исчерпывающие ответы и, попросив разрешения, поехал к себе в штаб бригады, чтобы доложить комбригу Т.М. Парафило о разговоре с товарищем Ворошиловым.


Ночью в бригаду из арсенала стали завозить ручные и станковые пулеметы (в разобранном виде), автоматы и автоматические винтовки Симонова. Патроны и гранаты доставили только к 5 часам утра. Начальник артиллерии капитан Р.И. Скачков получил 18 орудий калибра 76 мм образца 1927 года, зарядные ящики и 72 лошади для перевозки орудий и зарядных ящиков. Вместе с лошадьми были прикомандированы ездовые, возраст которых был 40-45 лет. Большинство из них участвовало в гражданской войне.

Всю ночь морские пехотинцы приводили в порядок полученное оружие: очищали его от складской смазки, собирали пулеметы, набивали патронами пулеметные ленты, диски для ручных пулеметов и автоматов, снаряжали ручные и противотанковые гранаты, наполняли подсумки патронами.

Исключительную расторопность и организаторские способности проявили начальник тыла бригады подполковник Д.В. Кабанов и начальник продслужбы лейтенант Попов. Они получили походные кухни, продовольствие на трое суток, организовали горячее питание и выдали сухой паек на двое суток (консервы, сухари) и стеклянные фляги для воды, которые, к сожалению, оказались не практичными и разбились у большинства в первом же бою.

Всю ночь с 10 на 11 сентября подразделения бригады провели в противотанковом рву. На протяжении всего времени велась артиллерийская стрельба, и летали вражеские самолеты. Эта сентябрьская ночь была холодной. Бойцы были одеты легко и продрогли, но продолжали приводить в порядок оружие. Из-за задержки в доставке патроны и гранаты выдавали уже под утро во время налета авиации и артобстрела боевых порядков бригады. В такой обстановке нельзя было тщательно проверить готовность частей к бою, не хватало времени хотя бы кратко ознакомить личный состав с боевой задачей и вооружением. Многие раньше не обращались с этой техникой. Следовательно, подразделения бригады должны были вступить в бой с ходу, без разведки и предварительной подготовки.

Утром 11 сентября приехал представитель командарма и приказал вывести бригаду к 8 часам в исходное положение для наступления в район южной окраины Красного Села. Одновременно представитель сообщил, что батальон автоматчиков, командующий армии забирает, т.к. ночью в районе деревни Кавелахты просочились вражеские автоматчики. Так бригада и не увидела батальон автоматчиков, который ей придавали.

Получив приказ о выходе на исходные позиции для наступления, батальоны примерно в семь часов утра стали выходить в указанные для них районы. Пока вытягивали колонной батальоны в Красное Село, приехал начальник штаба армии генерал-майор Г.А. Ларионов и приказал остановить наступление бригады, т.к. ей поставлена новая задача. Офицеры штаба бригады быстро начали останавливать батальоны и поворачивать их в обратном направлении, но 1-й батальон уже втянулся в бой с противником в районе Авангардного лагеря у Дудергофского озера. Капитану Я.С. Жигареву с трудом удалось повернуть этот батальон обратно и направить его в район деревни Пигелево, расположенной в трех километрах северо-западнее Красного Села, где согласно новому приказу бригада должна была сосредоточиться к 12 часам.

В этой связи интересно донесение заместителя начальника штаба Ленинградского фронта генерал-майора А.С. Цветкова командующему фронтом К.Е. Ворошилову:

«11 сентября 1941 г. 12:00 КП центр Красное Село.

1. В 11:30 противник овладел Дудергофом и охватывает Красное Село с востока на Большой лагерь. 5 тяжелых танков вышло к плотине в 3/4 км юго-восточнее Красного Села. Из Лабораторной рощи выдвижение противника на север и северо-восток. Численность не установлена.

2. Прибыл командир 11-й сд. Доложил: дивизия сменилась в 7:45, идет лесами и будет на указанном ей рубеже для наступления не ранее 17:00.

3 .Генерал-лейтенант Иванов приказал в 12:00 начать артподготовку, выводить танки на исходные позиции и в 12:30 атаковать без 11-й сд силами морбригады и четырех батальонов 3-й гв. дивизии.

4.Необходимо усилить поддержку авиации.

Генерал-майор Цветков
»


Отсутствие 11-й стрелковой дивизии, естественно, осложнило и без того нелегкое положение 1-й ОБМП, которой теперь предстояло действовать без соседа справа.

Примерно в 13 часов, как только бригада вышла на исходный рубеж Пигелево - Капорское, комбриг Т.М. Парафило прямо в поле около деревни Яльгелево собрал командиров батальонов для постановки боевой задачи. В этот момент к ним справа подъехала легковая автомашина. Из нее вышли командующий Ленинградским фронтом маршал К.Е. Ворошилов и сопровождавшие его офицеры. Командир бригады представился и доложил о поставленной морякам задаче оседлать шоссе Ропша - Красное Село и удержать его. Ворошилов заявил, что лично поведет моряков в атаку. Весть об этом вызвала большой подъем духа среди воинов.

После того, как личный состав бригады построился в боевой порядок, Ворошилов встал перед головным батальоном и произнес короткую речь: «Товарищи! Отступать дальше некуда. За нами Ленинград. Здесь мы умрем или победим!». Командующий на мгновение умолк, потом вынул из кобуры пистолет и, скомандовав «В атаку! Вперед!», первым зашагал в сторону противника. Словно в ответ ему послышалось громовое «Ура!», и лавина морских пехотинцев почти сразу обогнала шестидесятилетнего маршала. В атаку бойцы шли в полный рост, обнажив тельняшки и надев бескозырки, чтобы подчеркнуть свое флотское происхождение.

Моряки при поддержке двенадцати тяжелых танков КВ сводного танкового батальона, стреляя в упор и орудуя штыками и прикладами, буквально смели первые цепи гитлеровцев. Немцы в панике бежали, крича: «Шварце тойфель!», т.е. «Черные дьяволы!». Командиры и краснофлотцы в порыве гнева и воодушевленные успехом продолжали преследовать бегущих фашистов. Атака удалась. Бригада вышла на Ропшинское шоссе и в ярости переколола в деревне Коцелово большой отряд противника.

Но враг быстро опомнился. По району Яльгелево - Михайловка - Пигелево со стороны Дудергофа немцы открыли сильный артиллерийский и минометный огонь. Местность, по которой наступала морская пехота, была открытой и не имела каких-либо природных укрытий. Бригада несла потери. Осколками разорвавшихся мин тяжело ранило в ногу начальника штаба бригады полковника И.Е. Гусева. Обязанности начальника штаба по приказу Т.М. Парафило принял капитан Я.С. Жигарев.

Отсутствие прикрытия бригады с воздуха очень быстро сказалось. Через полчаса после начала атаки свыше 30-ти бомбардировщиков противника с высоты примерно 2000 метров атаковали боевые порядки бригады. Самолеты сбросили сотни осколочных бомб, но прорыв моряков был настолько стремительным, что основная масса бомб рвалась позади атакующих. Поэтому налет «Юнкерсов» не причинил особого вреда ни танкам, ни живой силе. Танки и пехота продолжали двигаться вперед в направлении деревни Михайловка.

Гораздо опаснее оказался артиллерийский и минометный огонь, который противник усилил, видя идущие в рост цепи наших бойцов. Бить по вражеским батареям было нечем, т.к. 76-мм пушки бригадного артдивизиона едва успевали поддерживать своих пехотинцев, а танки должны были защищать сами себя от немецких танков, поскольку в бригаде не было противотанковых орудий.

Продолжая наступать, батальоны продвинулись вперед примерно на три километра. Танки и морская пехота ворвались в деревню Михайловка, где в это время высаживалась прибывшая на автомашинах пехота противника. Завязался ожесточенный рукопашный бой. Танки давили гусеницами машины и расстреливали врагов из пулеметов, а моряки действовали штыками и гранатами. Через полчаса немецкая колонна была полностью разгромлена.

В район боя подъехал командующий фронтом. Он был ранен в левую руку осколком мины. Оказавшийся рядом капитан Я.С. Жигарев передал адъютанту свой перевязочный пакет. Вместе с адъютантом они оказали маршалу первую помощь. После перевязки адъютант строго предупредил Жигарева и всех находившихся рядом, чтобы никому не говорили о ранении товарища Ворошилова. Тем не менее, случай этот все-таки вошел в историю Ленинградской битвы. Эпизод, как Ворошилов ведет моряков в атаку и как потом ему перевязывают раненую руку, хорошо показан в киноэпопее «Блокада» (Фильм 1-й, 2-я серия «Пулковский меридиан»).

Бригада успешно выбила немцев из деревни Михайловка, оседлав Ропшинское шоссе. К вечеру была дана команда закрепиться. Почти всю ночь на 12 сентября бойцы рыли окопы и индивидуальные ячейки. Однако утром обнаружилось, что не все выполнили приказ «окопаться» и предпочли укрыться в придорожном кювете, густо заросшем травой и кустарником. Эти матросы хорошо выспались, предварительно уничтожив весь свой неприкосновенный запас продуктов.

Рано утром 12 сентября позиции бригады были атакованы немецкими самолетами. Из-за неумелого действия на суше бригада имела неоправданные потери. Особенно много погибло тех краснофлотцев, которые не окопались, а спрятались в кюветах. Этот случай еще раз подтвердил, что только хорошо окопавшиеся и замаскированные бойцы могут не только сохранить себе жизнь, но и успешно бороться с наступающим противником, вооруженным автоматическим оружием.

В деревне Михайловка моряки держались более двух суток. Бои шли ожесточеннейшие. Бойцы с гранатами и винтовками, при недостатке автоматов и пулеметов, отражали натиск гитлеровцев и сами переходили в контратаки. Артбатареи батальонов и артдивизиона бригады своим непрерывным огнем прижимали врага к земле, нанося ему большие потери. По соседству с бригадой сражалась 3-я гвардейская дивизия народного ополчения (ДНО), 284-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон (ОПАБ) и 11-я стрелковая дивизия.

Около 18 часов 13 сентября из штаба 42-й армии пришел приказ бригаде, отойти в район деревни Аннино, т.к. противник к этому времени занял Красное Село и вышел на Шунгуровские высоты5. Исполняющий обязанности начальника штаба капитан Я.С. Жигарев и начальник разведки старший лейтенант А.Е. Фалко вернулись в деревню Пигелево и разыскали комбрига Т.М. Парафило, который дал распоряжение об отходе. Выслали разведку на фланги. Красное Село было занято немцами еще вчера. Командование бригады, чтобы не попасть в окружение, решило в спешном порядке отводить батальоны на новые позиции.

Наступила ночь. Капитан Жигарев, ст. лейтенант Фалко и другие офицеры штаба с трудом собрали батальоны бригады и вынесли с поля боя раненых. Кроме начальника штаба полковника И.Е. Гусева были ранены многие командиры и краснофлотцы. 13 сентября был ранен командир артдивизиона капитан Р.И. Скачков. Его отправили в госпиталь. Поздно ночью подразделения бригады спустились с Шунгуровских высот на равнину, и вышли к деревне Аннино. Сюда подполковник Кабанов доставил горячую пищу. Здесь пополнили боеприпасы, уточнили потери. За этот день они были сравнительно невелики. Все батальоны были вполне боеспособны. Однако связи с соседями справа и слева у бригады не было. Посланная в сторону Красного Села разведка сообщила, что Шунгуровские высоты всюду заняты немцами, а справа на расстоянии 3 -5 км вообще никого нет - ни наших, ни немцев. Связи со штабом армии бригада тоже не имела. Обстановка сложилась напряженная и сложная. Командование бригады не знало, что делать и что делается у бригады на флангах.

В 5 часов утра 14 сентября на совещании с командирами батальонов командир бригады полковник Т.М. Парафило решил атаковать противника на Шунгуровских высотах без артподготовки, внезапно, используя для продвижения густой туман. Большинство командиров батальонов высказали сомнение, что вряд ли батальонам удастся подойти незамеченными к противнику, т.к. он занимает высоты, где тумана может не быть. Он стелется только по низинам и, к тому же, может быстро рассеяться. Однако полковник Парафило не внял предостережениям, ибо был уверен в успехе этой атаки. Атаку он назначил на 6 часов утра.

Батальоны скрытно сосредоточились в долине и, невидимые в густом молочно-белом тумане, двинулись вперед. Комбриг Парафило шел впереди второго батальона, который наступал в центре. Остальные командиры также шли впереди подразделений. В штабе бригады остались одни телефонисты.

По мере продвижения вперед туман быстро рассеивался. До вершины высоты, занятой немцами, оставалось 150, потом 100 метров. В этот момент раздался треск автомата, а через мгновение автоматные очереди зачастили по всему склону высоты. Морская пехота подхватила мощное «Ура!» и ринулась вперед. Автоматная и пулеметная стрельба противника слилась в сплошной гул. Цепи моряков залегли в нескольких десятках метров от немецких позиций и открыли ответный огонь. Некоторые бойцы, добежав до позиций противника, пустили в ход гранаты.

Однако «психическая» атака не удалась. Прикрываясь огнем пулеметов и отстреливаясь из автоматов, батальоны начали медленно отходить на исходные позиции. Отход бригады поддерживал своим огнем артдивизион бригады, который вел беглый огонь по немцам из 18-ти орудий. Под его прикрытием морские пехотинцы медленно откатывались в сторону поселка Володарский. Отражая непрерывные атаки противника, части 1-й бригады к полудню отошли к поселку Володарский и заняли заранее подготовленный для обороны рубеж.

В этом бою части бригады понесли большие потери. Из командного состава был убит командир 2-го батальона майор И.К. Старых, ранены: начальник строевой части ст. лейтенант Д.Н. Никитский и исполняющий обязанности начальника штаба бригады капитан Я.С. Жигарев, который, однако, после оказания медицинской помощи врачом бригады майором медицинский службы Н.А. Нефедовым, вернулся в строй. Всего за три дня боев бригада потеряла две трети личного состава, т.е. более двух тысяч человек.

У пос. Володарский ленинградцами были созданы оборонительные укрепления, на которых бригада должна была дальше держать оборону. Штаб бригады разместился в здании школы на южной окраине поселка Володарский.

В течение 14 и 15 сентября бригада выдержала более десятка атак фашистов. Поддерживаемые танками, немецкие автоматчики плотными цепями надвигались на позиции морской пехоты. Дело доходило и до рукопашных схваток. Сильно выручали моряков три батареи 76-мм орудий бригадного артдивизиона. Пушки, стреляя прямой наводкой, выводили из строя танки и наносили большой урон вражеской пехоте.

В ночь на 15 сентября командование собрало подразделения бригады. Каждой из них указали позиции для обороны, накормили людей горячей пищей, пополнили боеприпасы, вывезли всех раненых и подсчитали оставшихся бойцов. Потери бригады в минувший день были очень большими, но батальоны были по-прежнему боеспособны.

Ночью в штаб бригады прибыл офицер связи 42-й армии и передал, что 1-я ОБМП с 15 сентября поступает в распоряжение командира 10-й стрелковой дивизии генерал-майора И.И. Фадеева, которая должна утром 16 сентября перейти в наступление с рубежа Урицк - пос. Володарский в направлении Финское Койрово - Горелово. Задача бригады: оборонять район поселка Володарский, не допуская прорыва противника в направлении Стрельны и обеспечивая правый фланг 10-й сд. Также офицер штаба 42-й армии сообщил, что вместо К.Е. Ворошилова прибыл новый командующим фронтом генерал армии Г.К. Жуков. Командующий 42-й армией генерал-лейтенант Ф.С. Иванов от должности отстранен, а вместо него командармом назначен генерал-майор И.И. Федюнинский, прибывший вместе с Жуковым.

Этой же ночью на станции Володарская 1-я ОБМП пополнилась людьми. Это были курсанты политучилища и группа политработников. На окраине поселка Володарский между заброшенных домов разместились и были замаскированы орудия батареи Н.К. Гордымова. В течение ночи приводился в порядок оборонительный рубеж, разыскивались соседи справа и слева, но 10-я сд на исходный рубеж для атаки в указанное время не вышла.

Утром 15 сентября противник перешел в наступление и непрерывно атаковал позиции бригады. Моряки отражали яростные атаки немцев пулеметами, автоматами и артиллерийским огнем. Артдивизион сдерживал наступление вражеских войск в течение нескольких часов, нанося большие потери немецкой пехоте. Противнику так и не удалось прорвать оборону морских пехотинцев. При отражении очередной вражеской атаки был смертельно ранен комиссар 2-го батальона Л.М. Левченко. Большие потери были и у артиллеристов. Ночью прибыл 204-й полк 10-й сд и расположился рядом с подразделениями бригады.

16 сентября атаки противника на пос. Володарский продолжались с неослабевающей силой. Несмотря на большие потери, противник стремился сбить моряков с занимаемых рубежей, но они повсюду удерживали свои позиции, чего нельзя было сказать об обороне Урицка силами 2-го и 701-го стрелковых полков 5-й ДНО. Здесь 15 сентября около 20:00 передовые части 58-й пехотной дивизии противника заняли Урицк, а 16 сентября к середине дня двигавшаяся следом за 58-й, но чуть левее 1-я пехотная дивизия прорвалась к Финскому заливу в районе завода «Пиш-маш» (ныне Ленинградский электромеханический завод) и оседлала шоссе Ленинград -Петродворец. Таким образом, 1-я ОБМП, 10-я сд и другие наши подразделения оказались в этот день отрезанными от Ленинграда.

Вот как звучит описание этих событий в официальном документе - исходящей шифротелеграмме штаба Главкома СевероЗападного направления:

«...В районе Урицк, пос. Володарский противник основные усилия направил в стык между 8-й и 42-й армиями. К исходу 15.09.41 ему удалось овладеть Урицком, а к исходу 16.09.41 его части, отбросив 10 сд, овладели пос. Володарский и вышли к южному побережью Финского залива, отрезав 8 армию. 10 сд под давлением противника в беспорядке отошла к Стрельне и заняла оборону по восточной окраине Стрельна, Новополье. При отходе дивизия потеряла около 50% личного состава и матчасти.».

В ночь с 16 на 17 сентября части бригады по приказу командира 10-й сд генерал-майора И.И. Фадеева отошли из пос. Володарский и заняли новый рубеж по западному берегу реки Стрелки от железной дороги на Ораниенбаум до Финского залива фронтом на Ленинград. В 5 часов утра генерал-майор Фадеев, находясь на мосту в восточной части Стрельны, поставил бригаде задачу: оборонять рубеж по реке Стрелка фронтом на Ленинград. Это было последнее распоряжение генерала Фадеева, т.к. он был отстранен от должности за «неудержание боевых позиций, в результате чего противник вышел к Финскому заливу». На его место был временно назначен полковник Н.А. Кожевников, а сама 10-я сд вместе с 1-й ОБМП была передана с 17 сентября в подчинение 8-й армии под командованием генерал-майора В.И.Щербакова.

17 сентября командир бригады Т.М. Парафило, которому накануне было присвоено звание генерал-майора береговой службы, распорядился свести все стрелковые подразделения бригады в один батальон из трех рот, а все батареи - в один артдивизион из 14-ти орудий. Сведенная в один батальон, 1-я ОБМП заняла новый оборонительный рубеж на восточной окраине поселка Стрельна. Справа от нее, за железной дорогой оборонялись части 10-й сд, слева был Финский залив. Командиром сводного батальона был назначен помощник начальника штаба старший лейтенант С.Г.Данков.

В течение четырех суток (17-20 сентября) морские пехотинцы мужественно противостояли многочисленным атакам врага. Особенно отличилась рота, которой командовал старший лейтенант М.П. Шейко. Под его командованием рота огнем и контратаками отражала все попытки гитлеровцев сбить бригаду со своих позиций. На нейтральной полосе остались 17 подбитых и обожженных танков и сотни трупов немецких солдат и офицеров. Не имея противотанковой артиллерии, моряки 3-й роты М.П. Шейко уничтожали фашистские танки связками гранат и бутылками с горючей смесью.

20 сентября обстановка на Петергофском направлении резко ухудшилась. Утром две немецкие пехотные дивизии (1-я и 291-я) после артиллерийской и авиационной подготовки нанесли удар в стык 11-й и 10-й стрелковых дивизий. Развивая наступление на Новый Петергоф с юга, противник вышел непосредственно на его южную окраину. 1-я ОБМП оказалась под угрозой полного окружения. Приказ на отход бригада получила, но осуществить его не удавалось. Противник наседал все сильнее. Пришлось отходить под прикрытием своих сил ночью.

Школа, в подвале которой размещался штаб бригады, оказалась под сильным ружейно-пулеметным огнем. Все выходы из нее были блокированы. Офицерам штаба пришлось выбираться из подвала через окна. Роты бригады также отходили перекатами с одного рубежа на другой. Левый фланг бригады отходил через стрельнинское кладбище и далее по берегу Финского залива. Выйдя на западную окраину Стрельны, командование и штаб бригады увидели, что гитлеровцы перерезали шоссе Ленинград - Ораниенбаум. Но в это время с опушки леса по немцам открыли огонь из двух пулеметов, и моряки успели выскочить из окружения.

Остатки бригады отошли в Новый Петергоф и заняли оборонительный рубеж на восточной окраине города от Ленинградского шоссе до Финского залива фронтом на Ленинград. На левом фланге находился парк Александрия. Передний край проходил как раз по его границе. Справа, по восточной и южной окраинам Нового Петергофа оборонялись остатки частей 10-й сд, которой с 17 сентября командовал генерал-майор М.П.Духанов.

В течение ночи с 20 на 21 сентября комбриг генерал-майор Т.М. Парафило приказал выдвинуть пулеметы, а орудия поставить на прямую наводку. В Верхнем парке и на Ленинградском шоссе было выставлено 8 орудий калибра 76 мм и четыре 45-мм орудия. Из саперов и разведчиков собрали резервную роту. Командный пункт разместили в подвале дома отдыха «Учитель».

К утру 21 сентября бригада была готова к бою. На рассвете неожиданно послышался ровный шум падающей воды. Где-то открыли заслонку, и вода по трубам пошла к фонтанам Нижнего парка. Фонтаны снова заработали. Это был последний день их работы перед длительным перерывом на целых 5 лет. Под шум фонтанов в 8 часов утра началась первая атака гитлеровцев. Подойдя к Петергофу со стороны Стрельны, немцы нанесли главный удар в направлении Большого Петергофского дворца. Четыре немецких танка прорвались на аллеи Нижнего парка, но были уничтожены огнем 76-мм орудий, поставленных на прямую наводку. Увидев успех артиллеристов, моряки перешли в контратаку и выбили противника из парка, захватив при этом в плен 18 человек. Успешно была отбита атака и на правом фланге. Там тоже подожгли несколько вражеских танков.

Около полудня фашисты повторили атаку, в результате которой им удалось захватить дворец Николая Второго. Однако решительной контратакой моряков немцев выбили из дворца и отбросили их на исходные рубежи. Морских пехотинцев становилось все меньше.

В ночь с 21 на 22 сентября роты бригады были пополнены за счет тыловых подразделений, которыми командовал энергичный подполковник Д.В. Кабанов. К орудиям и пулеметам доставили снаряды и патроны, гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Всего к утру в бригаде насчитывалось в строю около 300 человек.

22 сентября бой за Новый Петергоф возобновился с новой силой. Потерпев накануне неудачу, немцы стремились сначала подавить позиции бригады артиллерийским и минометным огнем и лишь после этого шли в атаку. Однако каждый раз враг встречал плотный ружейно-пулеметный огонь и в страхе откатывался назад. Было отбито четыре вражеских атаки и захвачено 28 пленных и 6 пулеметов. Моряки упорно отстаивали позиции, но ряды их таяли. Резервов в распоряжении командующего 8-й армией, оборонявшей Ораниенбаумский плацдарм, не было, а враг наступал со всех сторон.

Во второй половине дня, гитлеровцы, наступавшие с юга, овладели вокзалом станции Новый Петергоф и ворвались в город, стремясь отрезать части бригады от главных сил. В этих условиях командующий 8-й армией генерал-майор В.И. Щербаков приказал морской пехоте отойти на линию Английского канала в Старом Петергофе.

Около четырех часов утра 23 сентября последняя группа бойцов 1-й ОБМП покидала балюстраду Большого дворца. Вероятно, снаряды повредили трубы, подававшие воду в парк, т.к. фонтаны уже не работали. В городе горели дома. Со стороны Кронштадта из морских орудий шел обстрел узлов дорог и скоплений войск противника. В этот же день сгорел Большой Петергофский дворец, подожженный то ли в результате нашего или немецкого обстрела, то ли красноармейцами или «особистами» при отступлении, чтобы «ничего не оставлять врагу».

Остатки морской бригады отошли на новый оборонительный рубеж. В течение 23 сентября бригада закрепилась вдоль линии Английского канала от станции Старый Петергоф до Финского залива. Морских пехотинцев осталось совсем мало. На этом рубеже бригаду сменили части 48-й стрелковой дивизии. Ей же были переданы оставшиеся десять 76-мм орудий с расчетами. В последующие дни фронт на этом участке стабилизировался по линии Старый Петергоф - Томузи - Петровская. На этом рубеже обескровленные немецко-фашистские части были остановлены окончательно.

26 сентября 1-я ОБМП была выведена в Ораниенбаум. Здесь оставшимся в живых бойцам дали возможность немного отдохнуть, перевязать раны, отмыться... Бригада в своем составе насчитывала около трехсот человек. Это менее десятой части от ее первоначального состава после переформирования в Кронштадте в начале сентября. Около ста человек рядового и сержантского состава передали во 2-ю бригаду морской пехоты КБФ, которая сражалась в это время в районе Копорье - Керново - Усть-Рудицы. Штаб, политотдел, тыловые подразделения и остатки бригады 1 октября 1941 г. были расформированы. Командный состав был направлен на доукомплектование частей КБФ, а имущество и документы переданы учреждениям штаба флота. Генерал-майор Т.М. Парафило и полковой комиссар Н.П. Грачев получили новое назначение. Первый - командиром, а второй - комиссаром вновь создаваемой 7-й ОБМП КБФ. В этой же бригаде продолжили службу и многие другие бойцы расформированной 1-й ОБМП. Новая бригада была передана в подчинение 55-й армии и заняла позицию от реки Ижоры до Московской Славянки, продолжив тем самым дело своей легендарной «предшественницы» по защите Ленинграда.

Так закончился короткий, но славный путь 1-й отдельной бригады морской пехоты, боевые действия которой сыграли очень большую роль в сдерживании немецко-фашистских захватчиков на Красносельском направлении в решающие для Ленинграда дни сентября 1941 года.

Список сокращений:
КБФ - Краснознаменный Балтийский флот;
МО - Министерство обороны;
ОБМП - отдельная бригада морской пехоты;
сд - стрелковая дивизия (маленькими буквами);
сп - стрелковый полк (маленькими буквами);


Использованные материалы:
1. Их называли «Черными дьяволами» / сост. Г.Г.Поляков. - СПб.: Бионт, 1998. - С. 4 - 6, 30 - 32, 38 - 50, 66 - 67, 92 - 132, 138 - 150, 172 - 173.
2. Легендами овеянная / сост. А.П.Воронцов, Х.Х.Камалов. - Л.: Лениздат, 1975. - С. 19 - 38.
3. Ораниенбаумский плацдарм : воспоминания участников обороны Ораниенбаумского плацдарма 1941-1944 гг. / сост. К.К.Грищинский, Л.И.Лавров. Л.: Лениздат, 1971. - С. 38 - 41.
4. Непокоренный плацдарм : воспоминания участников обороны Ораниенбаумского плацдарма 19411944 гг. / сост. М.А.Басовский, И.М.Шляпин. - Л.: Лениздат, 1987. - С. 20 - 25.
5. Мощанский И.Б. У стен Ленинграда. - М.: Вече, 2010. - С. 29 - 43, 159, 163.
6. Бешанов В.В. Ленинградская оборона.- Минск: Харвест, 2006. - С. 56 - 64, 113.
7. Шигин Г.А. Битва за Ленинград: Крупные операции, «белые пятна», потери. - М.: АСТ; СПб.: Полигон, 2005. - С. 49.
8. Платонов А.В. Трагедии Финского залива. - М.: Вече, 2010. - С. 145 - 153, 170 - 171, 181 - 182, 187 - 188, 191 - 192.
9. Чернышев А.А. 1941 год на Балтике. Подвиг и трагедия. - М.: Яуза, Эксмо, 2009. - С. 129 - 171.
10. Зефиров М.В., Баженов Н.Н., Дегтев Д.М. Цель - корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота. - М.: АСТ, АСТ Москва, Хранитель, 2008. Глава «Разгром суперконвоя».
11. Боевая летопись военно-морского флота. 1941 -1942. / сост. Г. А. Аммон, А. А. Комаров, О. Ю. Кузнецова и др. - М.: Воениздат, 1983. - С. 122.
12. Камалов Х.Х. Морская пехота в боях за Родину. - М.: Военное издательство МО, 1961. - С. 44 - 45.
13. Ачкасов В.И. Краснознаменный Балтийский Флот в битве за Ленинград 1941 - 1944 гг. - М.: Наука, 1973. - С. 370.
14. Смирнов Н.К. Воюет Балтика. - Л.: Лениздат, 1964. - С. 208.
15. Бычевский Б.В. Город-фронт. - Л.: Лениздат, 1967. - С. 92 - 93.
16. Кислицын Н.Г. Ленинград не сдается. - М.: Прогресс, 1991. - С. 97.
17. Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов/ под ред. Н.Л.Волконского. - М.: АСТ; СПб.: Полигон, 2005. - С. 191 - 193.
18. Кузнецов И.И. Маршалы, генералы и адмиралы 1940 года. - Иркутск, 2000. - С. 161, 347, 385, 361 - 362.
19. Карель П. Восточный фронт. Книга 1: Гитлер идет на Восток. От «Барбароссы» до Сталинграда 19411943. - М.: Эксмо, 2008. - С. 289 - 290.
20. Хаупт В. Сражения группы армий «Север». Взгляд офицера вермахта. - М.: Яуза, Эксмо, 2006. - С. 112 - 113.
21. Werner Richter. Die 1. OstpreuRische Infanterie-Division. Eigenverlag, Munchen, 1975. - S. 58 - 68.
22. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 30. Л. 153 - 156.
23. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 100. Л. 71 - 130.
24. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 209. Л. 1 - 5.
25. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 210. Л. 1 - 2.
26. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 221. Л. 244.
27. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 401. Л. 1 - 2.
28. ОБД «Мемориал» http://www.obd-memorial.ru.


Автор:

Источник: http://www.krlib.ru/

Похожие статьи:



Категория: История Красного Села и Дудергофа | Просмотры: 43 | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Первая отдельная бригада морской пе, ВОВ | Добавлено: 03 Апреля 2018 | Добавил: AxiosTiger
Всего комментариев: 0
avatar
Профиль
Среда
25 Апреля 2018
15:12:56


Страница входа

Регистрация
Информеры


Статистика

Пользователей:
Всего: 1502
Новых за месяц: 20
Новых за неделю: 6
Новых вчера: 1
Новых сегодня: 1

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Пользователи онлайн:

Сегодня сайт посетили:
AxiosTiger, sanek, santrek8816

Поздравляем
с Днём Рождения:

happyuser(37), Василёк(37), vikgetman(41), vas27(39)

Статистика материалов:
Новостей: 2052
"Новый Красносел": 9660
Фотографий: 1353
Статей сайта: 83
Объявлений: 36
Форум(тем/постов): 1177/9473
Игр: 2
Фирм в справ-ке: 126
Комментарии: 3837
Гостевая: 134
 
Copyright © 2006 - 2018 KrasnoeSelo.su Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru