Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города Красное Село (Санкт-Петербург) - сайт города
 
Меню сайта
Радио
Ссылки
По вопросам размещения рекламы свяжитесь с администрацией:
отправить письмо

Наша Кнопка
Красное Село - сайт города
Код кнопки для сайта:

Код кнопки для форума:

Копилка
Поддержите проект!

WebMoney
R615119138837
Z385561509097
E152247362071
U231881284928

Яндекс Деньги
41001115701328

PayPal
Наш Опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 764
Статьи о Красном Селе
Главная » Статьи о Красном Селе » История Красного Села и Дудергофа » Воспоминания о Тайцах - воспоминания о детстве [ Добавить статью ]

12 Июля 2020

Воспоминания о Тайцах - воспоминания о детстве

Когда я вспоминаю о своем детстве, то непременно думаю о Тайцах — замечательном дачном поселке. Как и многие ленинградцы, наша семья на лето уезжала из города, снимая комнаты у местных жителей поселков Балтийской железной дороги. В 30-е годы это были наиболее доступные места для семей небольшого достатка, к тому же мы жили тогда на улице Маклина, что недалеко от Балтийского вокзала. Именно в этом дачном ареале находилось и селение Тайцы, издавна облюбованное горожанами. Обычно желающие сдать дачу вывешивали объявление на заборе. Вот по такому объявлению моя мама Ида Семеновна на улице Бондаревской и присмотрела для нас дачу, точнее комнату и часть террасы. Это был деревянный дом с остекленной верандой и небольшим зеленым участком перед фасадом. За домом размещался фруктовый сад, обсаженная кустарниками площадка для игры в крокет и травяной луг. В отдаленном левом углу участка находился небольшой деревянный флигелек, в котором обычно хранился садовый инвентарь и столярные инструменты. В утепленной части домика была устроена кухня с печью и жилая комната. Здесь, начиная с ранней весны, жили владельцы дачи - петербуржские немцы Гриммы. Это были к тому времени уже пожилые люди. Наши семьи подружились, хозяевам особенно импонировала аккуратность и бережное отношение к их участку и имуществу. Мой отец хорошо косил и поэтому луг на участке был всегда в порядке. Когда наступала пора, он скашивал всю траву, сушил и собирал в небольшие копны. Аромат скошеной травы наполнял не только воздух, но и душу, принося неосознанное умиротворение и покой. В эти дни все старались побольше бывать в саду. Нравилось хозяевам и то, что уезжая, мы оставляли помещение в полной чистоте. Выражая свою симпатию, они подарили мне набор для игры в крокет: металлические воротца, молотки, выточенные из карельской березы, и деревянные шары. Так мы прожили лет шесть или семь, пока этот дом не приобрела семья бывшего помощника министра железнодорожного транспорта Временного правительства Беляева. Они стали жить там круглый год, а мы спустя год или два сняли мансарду (нижнюю бревенчатую часть дома, снимала более обеспеченная семья) у хозяйки соседнего участка, дочери бывшего настоятеля Таицкой церкви. Кажется, ее звали Прасковья Ефимовна.

Беляев мне запомнился, как очень представительный, красивый, интеллигентный человек. Зачастую он разговаривал со мной через невысокий забор, разделявший участки. Наверное, ему было любопытно беседовать с мальчиком, и он однажды пригласил меня в гости. Здесь я впервые увидел такую обширную домашнюю библиотеку. Высокие шкафы со стеклянными дверцами полностью занимали одну из стен комнаты. На полках плотно друг к другу стояли собрания сочинений и разные книги с тиснеными золотом названиями. Здесь же стоял письменный стол, кресло и что-то еще из предметов кабинета. Хозяин предложил мне выбрать что-нибудь из книг для прочтения. Так я стал читателем личной библиотеки Беляева. Во время наших встреч он рассказывал мне о Петербурге, о чиновниках министерства.

Помнится, что какое-то время мы снимали комнату у Потокиной Александры Федоровны. Ей принадлежал большой, по-моему, трехэтажный дом, нижний этаж которого занимало общежитие. Александра Федоровна жила с дочерьми Риммой и Валентиной и вторым мужем Иваном, служащим какого-то учреждения. Римма пела в местном церковном хоре, а Валентина была одарена талантом художника. По этой же улице, по направлению к деревне Александровке, где жили в основном финны, за высоким каменным забором находился большой дом первого мужа Александры Федоровны - бывшего купца Потокина.

Вспоминается парк, каменные ворота в готическом стиле, ведущие в него. В парке бил родник, русло которого расширялось, превращаясь в речушку. Вблизи мостика отделанного туфовым камнем, что придавало романтический вид, сохранялся искусственный водопад - запруда из больших камней. В речке водилась форель. Вода была очень чистая, прозрачная, и можно было стоя на берегу наблюдать за игрой рыб. Иногда местные рыболовы продавали дачникам форель, называя ее «царской рыбой».

Детворы в Тайцах было много. Местные и городские (дачники) жили дружно. Ходили друг к другу в гости, играли в крокет, лапту, кегли. Для игры в городки у каждого была своя бита и рюшки - цилиндрические «поленца», из которых складывались определенные фигуры. Запомнилась мне фигура «письмо»: четыре рюшки по углам квадрата и одна в центре. Сначала надо было «распечатать» письмо, т.е. сбить среднюю рюшку, затем «прочитать» - поочередно сбить остальные.

Купались в Таицком озере, но больше всего нас манило озеро в Дудергофе. Туда мы частенько отправлялись с ребятами без ведома родителей, которые запрещали нам это делать, пугая тем, что там можно утонуть. Домой мы возвращались на поезде, вернее, на ступеньках вагонов. Проводники относились к этому с пониманием.

Еще памятна наша затея с устройством «театра». Почти вся «труппа» запечатлена на фотографии (фото 1934-1935 гг. Справа в верхнем ряду А.Г. Раскин). Заводилой в нашей компании был Юра по прозвищу «Коммерсант» (на фото в верхнем ряду в центре). Он был старше нас. Для представления выбрали площадку для игры в крокет на нашем, точнее Гриммовском, участке. Из двух пикейных покрывал и веревки, протянутой между деревьями, устроили занавес. Покрывала крепились бельевыми защепками. Из писчей бумаги нарезали «билетики» с указанием цены - пять копеек. Распространяли по своим знакомым, соседям. Надо заметить, что все к этому отнеслись с пониманием, пятачки давали с улыбкой. Для зрителей собрали все что можно - скамейки, стулья, табуретки, а мальчишки и девчонки располагались прямо на траве. Народу собралось много. Каждый из участников представления должен был исполнить какой-нибудь номер: станцевать, спеть, прочитать стихотворение. Поскольку такое было впервые, исполнители запинались, сбивались с такта певцы и аккомпаниаторы на губных гармошках (двух или трех). Но зрители нас поддерживали почти постоянными аплодисментами, одобряющими выкриками «Молодцы!» и т.д. Мы стремились, чтобы наш «театр» был как настоящий и поэтому устроили «буфет», где угощали зрителей тем, что смогли собрать: конфетами, пирожками, яблоками, ломтиками соленых огурцов. Это было единственное представление. На следующий день, едва появился мороженщик со своей тачкой - ящиком со льдом, в котором стояли металлические бидоны с мороженым, и актеры, и зрители окружили его, отдали все вырученные деньги и довольные получили по мороженому. Помнится, что у мороженщика было такое металлическое приспособление, с помощью которого он формировал порции -круглые брикетики из двух вафельных кружков с мороженым между ними.

Еще одно яркое впечатление - выезд пожарной команды по звону колокола «на объект». На перекрестке нашей Бондаревской улицы и шоссе, ведущем в Александровку, стоял столб с кронштейном, на котором висел медный колокол. В него звонили в случае пожара, чтобы собрать команду. Пожарные в касках и брезентовых костюмах выезжали на специальной телеге, разделенной скамьей вдоль. Они сидели на ней спиной друг к другу. За ними следовала еще одна повозка - большая бочка с водой. Как мне помнится, горели в основном торфяники, расположенные в округе. Однажды, когда зазвучал колокол, мы с ребятами побежали туда и тоже с большим азартом звонили в него.

Рядом с Тайцами в районе Кирхгофа, где стояла кирха - протестантская церковь, находился военный аэродром. Там иногда проходили тренировки парашютистов. В границах самого поселка по направлению к Александровке был участок густого леса, обнесенный оградой из колючей проволоки. Там размещалась военная радиостанция. 21 июня 1941 года, накануне моего дня рождения, отец уехал в город за покупками, а мы с мамой остались на даче. Ночью я проснулся и вышел на балкон мансарды и увидел в небе огненные росчерки трассирующих пуль. Были слышны и звуки пулеметной стрельбы и шум моторов. Я подумал, что это учения. Рано утром к нам прибежали соседские мальчишки и сказали, что их приемник поймал финскую радиостанцию, по которой на русском и финском языках объявлялось о начале войны с Германией. Вскоре приехал отец с покупками и подарками. Он сказал, что Германия напала на Россию, что его переводят на казарменное положение, поэтому нам надо возвращаться в город. Мы как смогли, отметили мой день рождения и на следующий день налегке уехали домой, оставив на даче патефон и чемодан с пластинками. Так закончилась безмятежная пора. Впереди была неизвестность.


Автор:

Источник: http://www.krlib.ru/

Похожие статьи:



Категория: История Красного Села и Дудергофа | Просмотры: 31 | Рейтинг: 0.0/0 | Теги: Тайцы | Добавлено: 12 Июля 2020 | Добавил: AxiosTiger
Всего комментариев: 0
avatar
Профиль
Среда
05 Августа 2020
16:18:22


Страница входа

Регистрация
Информеры


Статистика

Пользователей:
Всего: 389
Новых за месяц: 4
Новых за неделю: 3
Новых вчера: 1
Новых сегодня: 0

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Пользователи онлайн:

Сегодня сайт посетили:

Поздравляем
с Днём Рождения:

shtukofen(26)

Статистика материалов:
Новостей: 2441
"Новый Красносел": 11486
Фотографий: 1353
Статей сайта: 190
Объявлений: 21
Форум(тем/постов): 1192/9528
Игр: 2
Фирм в справ-ке: 139
Комментарии: 3856
Гостевая: 128
 
Copyright © 2006 - 2020 KrasnoeSelo.su Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru